Ленивый окрик

Категория: Статьи Опубликовано: 08.07.2017 Печать E-mail

Faules Getöse

Как это снова проделала Меркель, как СДПГ нацеливается на 20 %, и как „зелёные“ репетируют ранее оговорённую ролевую игру (недельное обозрение с Гансом Хеккелем)

01.07.2017

Ситуация меняется, причём радикально. Поэтому мы хорошо можем понять истерические выпады Мартина Шульца. Как минимум, после голосования. Совместно осуществляя „атаку на демократию“, шефиня ХДС использовала его как щит от критики собственной политики.

Почему? Да потому что она избегает открытой борьбы. Потому что она систематически уходит от прямой ссоры с ним. Есть ли у обвиняемой собственный взгляд на вещи?

Шульц едва оправился от прежних страданий, а она причинила ему их снова.

СДПГ, „Зелёные“ и ЛДПГ (либерально-демократическая партия Германии = FDP) энергично раздували ноздри в поиске возможностей протаскивания проекта закона „Брак для всех“, и им это удалось. Однополые пары тоже должны получить полное право усыновлять детей. Это является основным условием для коалиции с партией Меркель. Лидеры этих партий, и прежде всего Шульц, лелеяли обоснованную надежду на то, что госпожа канцлер сможет нейтрализовать сопротивление этому закону христианско-консервативного крыла партии.

Меркель вообще не думала об этом, а применила свой испытанный приём: она приняла эти условия, но сделала так, чтобы не навредить себе на предстоящих выборах. В Бундестаге теперь по этой теме может каждый - без исключения? - голосовать, как ему подсказывает его совесть, сказала Меркель. Умное решение: тогда пройдёт то, чего хотят госпожа канцлер, СДПГ, ЛДПГ и „Зелёные“, однако противники закона в ХДС (а их было меньшинство) могут потом сказать, что они в любом случае были против.

Этим хитромудрым ходом Меркель опять выпустила воздух из кратковременного соглашения с СДПГ, и машина избирательной кампании Щульца оказалась на спущенных шинах.

И что теперь?

Главный кандидат от СДПГ вместо этого, естественно, пару раз коснулся канцлера очень горячим утюгом, что было ощутимо больно для правительства:

неконтролируемая иммиграция, нарушение обещаний со стороны Меркель, отказ в осуществлении высылки не получивших статуса беженцев, пошатнувшаяся внутренняя безопасность и угроза террора, рекордные налоги и социальные отчисления с работающих в Германии, прогнившая инфраструктура, социальное государство, которое при всё более возрастающих расходах всё меньше реально помогает нуждающимся гражданам, плачевное положение Бундесвера и полиции, нарушение свободы собраний в условиях активного противодействия мародёрствующих левых экстремистов, полностью сумасбродной идеи „поворота“ в энергетике, лишение людей состояния с помощью политически определяемых нулевых процентов, неправомочного спасения банков и государств-банкротов в Еврозоне и прочее и прочее…

Основной упор делался на неудачи в политике, и люди могли бы гонять виновников по кругу. Но к сожалению, для многих в СДПГ эти темы так же трудны, как и в ХДС. И даже для „оппозиции“, состоящей из „зелёных“ и Левой партии вышеупомянутые вопросы кажутся не менее разрушительными, если сделать их предметом предвыборной борьбы. Поэтому-то никто и не делает этого. С гораздо большим воодушевлением Шульц разглагольствует о „справедливости“, в то время как Меркель уже сейчас размышляет о том, как бы скомкать обещание своей партии о снижении налогов после выборов и выбросить его в корзину для бумаг.

В итоге всё идёт к тому, чтобы избиратели снова оказались перед совершенно не связанным с политикой выбором одной из двух личностей кандидатов, которую немцы, ориентированные на внутренние ощущения (чувства, „идущие из живота“), найдут более симпатичным.

СДПГ уже заранее ориентирована на поражение. Иначе зачем социал-демократы вызвали из политического небытия уже отработавшего свой ресурс генерального секретаря Хубертуса Хейля (Hubertus Heil)? И всё-таки почему: он известен со времён выборов в Бундестаг 2009 года, где он добился результата в 20 %. А что же будет с бедным Шульцем, если Хейль, как вторая кандидатура, представляет собой ещё большее бедствие и ещё большую ошибку, чем первая. То есть, Шульц в дальнейшем должен, естественно, „перенять полную ответственность“ за провал политики своей партии с тем, чтобы все другие неудачники могли быть скрыты от людских взоров.

После всего этого он придёт в фонд Эберта, получит баснословно оплачиваемую должность (за „накопленный опыт работы в области европейской политики“) в наблюдательном совете, ему будет повешено на шею жемчужное ожерелье, и он, как хорошо „смазанный“ лоббист, будет курсировать между Брюсселем и Берлином, То есть, не беспокойтесь, этот человек будет хорошо обеспечен.

Всё хорошо и прекрасно, но мы совершенно забыли о „Зелёных“! В персональное противостояние между Ангелой Меркель и Мартином Шульцем они не имеют права вмешиваться. Но при этом партия должна двигаться вперёд, чтобы вообще сохранить место под солнцем.

Что-то подходящее для этого должно было найтись, и оно отыскалось: запрет на все бензиновые и дизельные автомобили с 2030 года. После этого должны продаваться только электрические автомобили. Хотя это должно случиться не более, чем через 12 лет, но уже cегодня заставило встать дыбом волосы на затылке „зелёного“ министра-президента земли Баден-Вюрттемберг. При сохраняющейся в тайне вспышке гнева раздраженный отец своей земли, производящей большую массу автомобилей, нарисовал в своём воображении мрачное будущее этой территории.

Зелёные“ вот уже скоро сорок лет перемещаются по стране в пёстрых одеждах своей подлинности, как ударный отряд борьбы с борцами за правду, отказывающихся играть в затасканные игры этаблированных партий, и полностью зависят от содержания заказчиков. Их выступления всегда сверх всякой меры помпезны: выходя на сцену с высокими гостями, они демонстрируют свою высокую озабоченность проблемами человечества: сохранение мира, окружающей среды, которые делают больными всю планету. И вдруг мы убеждаемся, что господин Гастель все эти вопиющие темы вспоминает как бы мимоходом, как нечаянно обнаруженное гнилое яйцо. При этом нас обдаёт тухлым запахом фальшивой ролевой игры исключительно для приобретения клиентуры, в которой должна задохнуться всякая мысль об идеализме: фракция „Зелёных“ в Бундестаге наделила тёток, занятых экологическими проблемами, шикарным зданием в старом квартале в то время как министр-президент земли-производителя автомобилей должен отважно отстаивать интересы промышленности Баден-Виттенберга перед концерна-ми „Daimler“ и „Porsche“. Тьфу!

Кречманн был в конце-концов сильно возмущён «секретной» записью и особенно её публикацией. Это он расценил как нарушение права на личную жизнь или что-то в этом роде.

В любом случае невозможно избавится от подозрения, что это всё было инсценировано. Возможно, Кречманн всего лишь изображает зелёного Зеехофера: чтобы остаться на своей должности, ему необходимо получить больше избирателей, и к тому же привлечь и бывших сторонников других партий,

чем их может набрать эта федеральная партия. То есть, он должен воздействовать на общественность, применяя саморекламу. Хитромудрая стратегия, хотя она выглядит всё же не слишком чистой.

Перевод Виталия Киллера

Просмотров: 406
Cookies make it easier for us to provide you with our services. With the usage of our services you permit us to use cookies.