Происхождение «антинемцев»

Категория: Статьи Опубликовано: 08.07.2017

Эта статья из сборника «Die Heuschrecken und ihre Fußsoldaten» появилась на интернет-странице büso 18 марта 2007 года, но до сих пор не потеряла актуальности. Автор ее - Хельга Цепп-Ларуш, Председатель Федерального Гражданского движения Солидарность (Bürgerrechtsbewegung Solidarität). Статья написана на основе материалов расследования Executive Intelligence Review (EIR) и LaRouche-Jugendbewegung (LYM, Молодежное движение Ларуша).

Линдон Ларуш (Lyndon Hermyle LaRouche)— американский экономист и политический активист, диссидент, основатель нескольких политических организаций, называемых также движением Ларуша. Выставлялся кандидатом в 8 президентских выборах в США. В 1989 году Ларуш был приговорён к 15 годам лишения свободы. В 1994 году под давлением общественности был освобожден. В настоящее время Ларуш работает в качестве директора и пишущего редактора в службе новостей Executive Intelligence Review – части движения Ларуша. Основным направлением мысли Ларуша является анализ современной политики и экономики в её скрытых сторонах.

Контролируемая Британией секта воюет против Германии

Зимой 1989-90 гг., когда весь мир праздновал падение берлинской стены, освобождение ГДР и предвидимый распад Советского Союза, в Германии повсюду на митингах начали появляться безмозглые транспаранты. Демонстранты, которые держали эти транспаранты, принадлежали к левой сцене воинствующих «автономов» или, как они себя называют - к «антифе» («анти-фашистам»). Их транспаранты и плакаты содержали такие лозунги, как «Четвертый рейх – никогда!» и – «Бомбардировщик Харрис – сделай это опять!». Последнее относится к маршалу британских ВВС сэру Артуру Харрису, известному также как «мясник Харрис». В годы второй мировой войны он планировал массированные бомбардировки гражданских объектов в Германии, в результате которых погибли миллионы гражданского населения и были разрушены бесчисленные города, но которые почти не причинили вреда германской военной машине.

Это крайнее крыло «антифы» (вскоре после своего появления они уже они назовут себя «анти-немцами») в целом характеризует огромная ненависть ко всему немецкому и, в частности, существовавшая тогда перспектива объединения Германии. И это в точности отражает политику правительства партии тори во главе с Маргарэт Тэтчер и риторику некоторых ведущих пропагандистов из лондонского Сити в британских СМИ того периода. 31 октября 1989 года Конор Круз О'Брайен (политик и журналист) опубликовал истерическую атаку на перспективу будущего объединения Германии. В статье лондонской Times он прорычал: «Мы движемся к Четвертому рейху, пан-германскому единству, которым будет командовать весь союз немецких националистов... националистическая интеллигенция станет объяснять, что истинные немцы не несут никакой вины за Холокост, а должны чувствовать гордость за большую, мужественную и целительную акцию – я опасаюсь, что Четвертый рейх, если он прийдет, будет соответствовать естественной склонности быть похожим на своего предшественника».

12 ноября 1989 года, спустя несколько дней после падения берлинской стены, Sunday Times опубликовала свою редакционную статью под заголовком «Четвертый рейх». Рупор англо-голландского либерального истеблишмента заявил, используя апокалиптические термины: «В результате [объединения] немецкая экономика будет вдвое больше, чем любая другая ... Объединенная Германия станет локомотивом перестройки новой свободной рыночной экономики в странах Восточной Европы, так как Германия с превосходством распоряжается капиталом, промышленным ноу-хау и управленческими навыками, которые нужны этим странам. Четвертый рейх будет экономическим бумом и в результате этого – экономической сверхдержавой в Европе... Где при этом будет место Великобритании?»

С июля 1990 года к этой теме обратилось непосредственно правительство Маргарет Тэтчер. Министр торговли и промышленности, Николас Ридли, 12 июля дал «Spectator» провокационное интервью. На той же странице была помещена карикатура на канцлера Гельмута Коля с усами Гитлера и подписью: «Несказанное о Германии сказать!» Когда Ридли было предложено прокомментировать заявление шефа германского Федерального банка Ганса Титмейера о возможных преимуществах единой европейской денежно-кредитной политики, он разразился бранью: «Это только предлог, чтобы захватить всю Европу. Его нужно перечеркнуть... Откровенно говоря, таким же образом можно было уступить свой суверенитет Адольфу Гитлеру».

Ридли пошел еще дальше и похвалялся, что Великобритания всегда заботилась о равновесии сил в Европе. «Роль Великобритании всегда была в том, чтобы натравливать различные силы друг против друга и это никогда не было так необходимо, как теперь, когда Германия стала так нахальна». Несколькими днями позже Тэтчер категорически встала в защиту выссказывания Ридли и подчеркнула, что уничтожение Германии является высшим приоритетом британского правительства и финансовых кругов лондонского Сити.

Недосказанным осталось то, что у авторов британской пропаганды явно не выходило из головы, а именно, что предсказывал американский государственный деятель Линдон Ларуш на своей пресс-конференции в Западном Берлине в октябре 1988 года: Германия после своего объединения будет играть ведущую роль в экономической перестройке посткоммунистической срединной Европы и России. Идеи Ларуша отразились в усилиях главы германского банка Альфреда Херрхаузена, который был также одним из ближайших экономических советников канцлера Гельмута Коля.

В декабре 1989 года Херрхаузен был убит. Невыясненное до сегодняшнего дня убийство, было приписано террористической ячейке несуществующего «третьего поколения» Фракции Красной Армии (RAF). Тогда Ларуш и другие обвиняли в убийстве Альфреда Херрхаузена британские разведывательные круги, учитывая проводимую Лондоном дикую кампанию против Германии и далеко уходящий в прошлое британский опыт создания и контроля террористических банд, включая «левые» террористические ячейки в Германии, которые убивали банкиров и промышленников, начиная от Вальтера Ратенау (1923) до Юргена Понто (1977) и Ганса-Мартина Шляера (1977).

Антинемцы под британским флагом

Устойчивые параллели между появлением антинемцев и политикой, проводимой по сей день англо-голландской олигархией, не случайны. Обширные исследования Executive Intelligence Review и Молодежного движения Ларуша выявили, что сконцентрированный в Лондоне аппарат, имеющий тесные связи с трансатлантическим неоконсервативным движением, до мелочей контролирует идеологию и деятельность воинствующих, готовых к насилию антинемцев.

За хулиганскими группами антинемцев и интернациональной сетью «фабрик мысли», интеллектуалов и политических воротил, поддерживающих операции антинемцев, стоит самое серьезное намерение уничтожить настоящую Германию, Германию классических немецких традиций... (Навязыванием коллективной вины всему немецкому народу за политику Гитлера руководящий аппарат Лондона пытается отвлечь внимание от того факта, что начиная c 1932 года определенные круги из Лондона, Парижа и Вашингтона на конгрессах и в прессе (лондонская массовая газета «Deily Express»), неоднократно призывали к войне против Германии, - не против Гитлера, не против NSDAP, а против немецкого народа как нации. Bernart Lecache, президент Всемирной еврейской Лиги, в 1932 г. в Париже заявил: «Германия наш враг номер один. Наш долг обявить ей беспощадную войну». Президент США Рузвельт за два месяца до вступления Гитлера на пост канцлера, отдалживая бывшему рейхсканцлеру Веймарской республики, Генриху Брюнингу, 500 миллионов долларов «для уничтожения Гитлера», решительно пообещал: «Я раздавлю Германию». Британский «Jewische Chronicle» 8 мая 1942 года писал: «Мы находимся в состоянии войны с Германией со дня прихода Гитлера к власти».– Ред. см.: Siegfried Egel: Historische Tatsachen Nr. 88, S. 38-40)

Антинемцы

Федеральное ведомство по охране Конституции в годовом отчете за 2005 год описывает антинемецкое крыло больших автономных группировок следущим образом: «Особую роль в левоэкстремистских группах занимает позиция, отправной точкой которой является бескомпромиссное отрицание права немецкой нации на существование и, как результат этого, борьба за исчезновение немецкого национального государства. Сторонники этой идеологии – так называемые «антинемцы» – смогли за последние годы занять сильные позиции и способствовали значительной поляризации в стане левых экстремистов. Основное направление спора произошло в связи с израильско-палестинским конфликтом и интервенцией США и их союзников в Ираке... «Антинемцы» приписывают немецкому народу врожденное стремление к объединению нации (Интересно, а какие нации не стремятся к объединению? И разве это преступление? Объединение наций традиционно принято считать как явление прогрессивное. – Ред.), что по их мнению, автоматически приведет к уничтожению других народов. Они убеждены, что в Федеративной республике нацистское прошлое не переработано и не преодолено, а только подавлено и там фантазируют о воссоздании замаскированного под демократию Третьего рейха».

«Главным приоритетом у них для предотвращения нового холокоста является идея растворения немецкого народа в мульти-культурном обществе. «Антинемцы» требуют обязательную солидарность с Израилем и поддерживают все меры, которые обеспечивают его существование в качестве убежища для переживших холокост ... Сюда же относиться война США и их союзников против Ирака, которая в глазах традиционных левых экстремистов представляет собой империалистическую агрессию. Так, на демонстрациях «антинемецкого» спектра зачастую находятся израильские, американские и британские национальные флаги, звучат типичные лозунги: «США – антифа», «Сталинград’43 – мы благодарим Красную Армию!» и «Бомбист Харрис – сделай это еще раз!».

Отчет продолжает: «Антинемецкие» позиции спровоцировали в левоэкстремистском спектре идеологическую конфронтацию необычайной остроты. Столкновения, особенно на их веб-сайтах в Интернете, часто полны ненависти. На практике этот конфликт уже привел к разрыву отношений между группами, много лет поддерживавшими друг друга, а также к дракам на митингах и демонстрациях. Внутри автономной сцены укрепились отдельные структуры, чьи выпады достигают границы террористических действий. ... Члены этих маленьких, подпольных групп внешне ведут непримечательный образ жизни. Они почти не оставляют следов и чтобы избежать уголовного преследования, применяют в руководстве к действию, как правило, или измененые имена, или оставляют пропуски для последущего вписания имени. Некоторые группы действуют под постоянными именами, чтобы создать впечатление непрерывности и быть узнаваемыми и досягаемыми».

Хотя отчет Федерального ведомства по охране Конституции представляет точную картину «антинемцев», их роли среди автономистских групп, прототеррористической левой сцены в Германии и подчеркивает озабоченность правительства ФРГ растущим влиянием «антинемцев», все же в нем просмотрены важнейшие и наиболее показательные особенности всей структуры.

При расследовании группы EIR и Молодежного движения Ларуш уже в мае 2005 года показался первый важный след, когда среди руководства IG Metall было распространено открытое письмо из антинемецкого лагеря. В нем профсоюз IG Metall подвергся нападкам за критику иностранных хедж-фондов, которые хотели перенять остатки стальной индустрии Германии и растащить ее по частям. В письме профсоюз IG Metall был обвинен в антисемитизме, потому что он осмелился противостоять интернациональному финансовому капиталу. Авторы письма писали: «В настоящее время снова стало популярно делать вид, будто бы «финансовоый капитал» ответственен за «международный кризис», в то время, как «производительный капитал» дружественным образом создает рабочие места. При нацистах это называлось «присвоенный капитал» и «созданный капитал». Последнее было для «немецкой работы», первое – для «еврейской не-работы». Такое разделение не только вздор, от которого волосы встают дыбом, но также однозначно является антисемитизмом».

В письме также были осуждены традиционные для рабочего движения идеи, на которые опирались тогдашние канцлер Герхард Шредер и председатель СДПГ Франц Мюнтеферинг. В апреле 2005 года они сравнили иностранных инвесторов с «саранчей», потому что они «перенимают фирмы, доводят их до финансового краха и потом закрывают, вследствии чего тысячи трудящихся в них становятся безработными». 26 подписавшихся под открытым письмом к IG-Metall были, видимо, функционеры Германского профсоюза, за одним исключением: Андрея Марковица, американского профессора Karl Deutsch Collegiate für vergleichende Politik und Deutschstudien в университете штата Мичиган в Анн-Арборе.

Марковиц, Гольдхаген и Херф

Имя «Марковиц» в открытом письме антинемцев открывает совершенно новый уровень. Американский профессор, выходец из Румынии, является ведущим идеологом антинемецкого движения. Он член тесно сплоченной группы, которая среди экспертов Холокоста составляет несогласное меньшинство и регулярно совершает поездки в Германию. С начала 80-х годов Марковиц распространяет радикальную академическую пропаганду, направленную на коллективное осуждение немцев, как «традиционных антисемитов». К его ближайшим сотрудникам относятся профессор Даниэль Гольдхаген из Гарвардского университета и профессор Джеффри Херф из университета штата Мэриленд.

Некоторые из возбуждающих антинемецкие настроения сочинений Марковица появились в немецком переводе в издательстве Konkret Literatur в Гамбурге, где был открыт также магазин Konkret. Konkret, исторически являясь органом антифы и антинемцев, наложил отпечаток на всех «новых левых», начиная с поколения 68-го и по сей день. Два рабочих документа Марковица – «Братья близнецы. О европейском антисемитизме и антиамериканизме» и «Европейский антиамериканизм (и антисемитизм): всегда присутствует, но всегда отрицаются» – часто цитируются антинемцами как основной идеологический документ. Примечательно, что сочинение «Братья-близнецы» Марковица рекламируется на сайте Иерусалимского центра по связям с общественностью (Zentrum für Öffentliche Angelegenheiten), которым руководит Доре Гольд, посол Израиля в США, ориентированная на фабрику мысли Жаботинского...

Последняя пропагандистская стряпня Марковица (2006) называется: «Неотесанная нация: почему Европа не любит Америку». Его труды и лекции по содержанию однообразны и имеют сходство с сочинениями его близкого друга Джеффри Херфа из Университета штата Мэриленд, а также с клеветнической книгой его давнего союзника и коллеги из Гарвардского Центра европейских исследований Даниэля Гольдхагена. Докторская диссертация Гольдхагена была опубликована в 1996 г. в Берлине Альфредом Кнопфом под названием «Послушные палачи Гитлера. Обыкновенные немцы и холокост». Полностью игнорируя действительную историю Германии, Гольдхаген утверждает, что преобладающее большинство немцев – это пламенные антисемиты, которые будут использовать любую возможность, чтобы уничтожать евреев.

Книга Гольдхагена вызвала штурм протестов со стороны серьезных исследователей холокоста, которые обвиняли Гольдхагена, а также Гарвардский универститет в игнорировании фундаментальных исторических истин. Американский музей холокоста в Вашингтоне предпринял 8 апреля 1996 года, лишь пару недедь спустя после выхода в свет книги Гольдхагена, весьма необычный шаг. Он организовал дискуссию между Гольдхагеном и семью известными историками, которые основательно исследовали холокост и писали на эту тему. Австралийский историк Конрад Квейт осудил тот факт, что «Только те, кто придерживается крайних взглядов, могут сделать себе имя», и добавил: «Я возражаю против тезисов Гольдхагена, которые, несмотря на хвалебные отзывы Кнопфа, не имеют никакой ценности». Иегуда Бaуэр из Еврейского университета в Иерусалиме осудил Гольдхагена за «антигерманский расизм». Он сосредоточил свой гнев на Гарвардском университете, где была принята диссертация: «Нельзя допускать к защите исследование, которое полностью пренебрегает историческими фактами и не берет во внимание оппозицию (против Гитлера)». (С точки зрения здравого смысла и действительных исторических знаний, оппозиция Гитлеру во время Второй мировой войны, так называемое Сопротивление – было просто скопищем предателей. Гордиться ими немецкие патриоты не могут. – Ред.)

Работу Гольдхагена отвергли также и многие другие известные личности с мировым именем. Так, выдающийся еврейский скрипач Иегуди Менухин 18 апреля 1996 года в передаче германского телевидения назвал книгу Гольдхагена «оскорблением», за которое «автору должно быть стыдно». Историк Хелла Пик, биограф австрийского охотника за нацистами, Симона Визенталя (правильнее будет говорить «австрийско-еврейского» - Ред.), критиковала книгу Гольдхагена в лондонском Guardian как «зачастую злобное», наполненное «грубыми искажениями» и «избытком глупой психо-болтовни» сочинение.

Гольдхаген остался равнодушным к суровой критике. Вместе с Марковицем и Херфом он продолжал свою пропагандистскую кампанию против Германии и целенаправленно поощрял сети антинемцев, которые уже давно присвоили себе тему о немцах, как о неисправимых антисемитах. Уже в 1990 г. Юрген Ельзессер в журнале Arbeiterkampf Коммунистического союза в Гамбурге выдал статью «Почему левые должны быть антинемцами». Позже он перешел в Konkret, когда этот гамбургский журнал начал полностью поддерживать проект антинемцев. В последние годы Ельзессер выдал книгу под названием: «Нападение саранчи: разрушение наций и глобальная война», где он пишет, что атаки на хедж-фонды или на спекулянтов не должны допускаться, потому что они являются только прикрытием для антисемитизма. (Юрген Эльзессер проделал большую эволюцию в своих взглядах, похожую во многом на ту, которую прошел Хорст Малер – от левого антинемца до человека, который считает, что в борьбе с глобализмом надо опираться на национальное государство. Издает журнал Compact. Там можно познакомиться с его сегодняшними взглядами. – Ред.)

Чтобы получить более полную картину системы, стоящей за антинемцами, и взаимодействие между различными сетями, бросим взгляд на события 8 и 9 мая 1999 года, когда Фонд Генриха Бёлля (неправительственная организация, которую признала партия Зеленых и предоставила ей государственное финансирование – Ред.) был приглашен на неординарное мероприятие в Потсдам. Организатором встречи был президент Фонда Ральф Фукс, ведущий пропагандист антинемцев, который позже писал, что немцы имеют «особенно распространенную традицию критики «финансового капитала» и «плутократии», окрашенную антисемитизмом».

На конференции, тема которой была «Die Goldhagen-Debatte: Bilanz und Perspektiven», собрались ведущие идеологи антинемецкого проекта, среди них, Гольдхаген, Фукс, Марковиц и десяток менее известных активистов, с тем, чтобы закрепить совместно ими слепленную версию немецкой истории и культуры, а также рекламировать ее для идеи, что с войной в Косово возник новый международный прецедент. Гольдхаген провозгласил в своем выступлении тезис, что каждая нация, которая действует как угнетатель, теряет свое право на суверенитет и самоопределение. Он утверждал, что должно смениться много поколений, пока человечество будет в достаточной мере перевоспитано, чтобы «ее доминирующие понятия постепенно могли преобразоваться». Поэтому он выступал за «немецкое решение» для Балкан – практически ее постоянную оккупацию войсками НАТО. «Для того, чтобы остановить геноцид, «НАТО должно победить Сербию, оккупировать и перевоспитать», – требовал он, чем разоблачил себя как откровенный сторонник англо-американских имперских завоеваний.

Еще одним оратором двухдневной конференции в Потсдаме был убежденный антинемецкий активист Маттиас Кюнцель. Ранее внешнеполитический советник фракции Зеленых в бундестаге (1984-88), он после 1989 года превратился в «эксперта» по вопросам европейского и мусульманского антисемитизма и приверженца идеи «исламо-фашизма» с многочисленными публикациями на эту тему. В 1997 году Кюнцель своей книгой «Гольдхаген и немецкие левые или современность холокоста» еще раз подогрел споры о диссертации Гольхагена. В 2002 г. он опубликовал книгу «Джихад и ненависть к евреям: о новой антиеврейской войне», которая стала библией антинемцев. На потсдамской конференции Кюнцель присоединился к призыву Гольдхагена за постоянное присутствие НАТО в Сербии и открыл полемику на тему «Послушные палачи Милошевича? Гольдхаген, Германия и война в Косово». В 2004 году он был принят на работу научным сотрудником Vidal Sassoon Center für Studien des Antisemitismus (Центр по изучению антисемитизма) в Еврейский университет в Иерусалиме.

Пожалуй, самым отвратительным представителем на этой конференции был Ларс Ренсманн, протеже Марковица из университета штата Мичиган, который является также постоянным членом Центра Мозеса Мендельсона (Moses-Mendelssohn-Zentrum) в университете Потсдама. В стиле непонятной тарабарщины Франкфуртской школы Ренсманн разглагольствовал о «коллективной вине немцев» и осудил национализм в общем и немецкий национализм в особенности. ... Он цитировал основателя Франкфуртской школы Теодора Адорно: «Национализм почти всегда связан с антисемитизмом» и объяснил: «Связующее между ними – необходимость коллективного нарциссического возвышения через положительную идентификацию с немецкой нацией». Он похвалил осуждение Гольдхагеном «обыкновенных» немцев и заключил: «Немецкие убийцы евреев в основном были не авторитарно-агрессивными ... или антисемитами, иначе говоря, выраженными садистами по отношению к евреям, но и тем и другим».

Чтобы закрепить влияние потсдамской конференции, Марковиц, Ельзессер, Эрих Шпетер и Катрин Верлих (двое последних из Фонда Генриха Бёлля) собрали все материалы конференции в виде книги, которая вышла в 1999 г. под названием «Гримасы собственной истории: от дебатов о Гольдхагене к войне в Югославии».

«Британский момент» Марковица и Херфа

Даже если они работают от США, при тщательном рассследовании антинемецкие идеологи Марковиц, Херф и Гольдхаген обнаруживают себя как ведущие игроки лондонского «либерально-империалистического» аппарата, который от имени глобализованного мира должен разрушить Соединенные Штаты и Германию. Клика частных банкиров желает заполучить физические ресурсы мира под свой контроль, что известно также как новая модель глобализации британской Ост-Индской компании и британского Круглого стола (Round Table). Антинемецкая троица выступает как американская группа Cheerleader двойной британской инициативы, которая опирается на им подобный резерв талантов, желающих стать империалистами.

Первый проект стартовал в марте 2005 г. из Кембриджского университета: общества Генри Джексона (Henry Jackson Society, сокр. HJS). Проект носит имя покойного сенатора США, Генри Джексона (демократа из Штата Вашингтон), покровителя и крестного отца сегодняшнего американского неоконсерватизма. Проект HJS собрал группу ведущих британских либеральных империалистов от консерваторов и лейбористов, наряду с другими видными деятелями британского истеблишмента таких, как сэр Ричард Dearlove, недавно ушедший в отставку глава МИ-6 (гос. орган внешней разведки Великобритании - Ред.), который играл центральную роль в манипуляции информации разведывательной службы, что позволило правительству Буша оправдать войну в Ираке.

К ведущим лицам в HJS принадлежит 13-тый лорд Лотиан, Майкл Эндрю Фостер Юде Керр (Michael Ancram). Керр является внуком Филиппа Керра, который руководил британской группой Круглого стола. Другие значительные головы этой группы: лорд Пауэлл Бейсвотер, личный секретарь премьер-министра Маргарэт Тэтчер и ее главный советник по внешней и оборонной политике; доктор Ирвин Стелцер, правая рука англо-австралийского медиа-магната Руперта Мердока; доктор Джейми Шеа, директор Отдела стратегического планирования Генерального секретаря НАТО; доктор Алан Мендоса, со-директор HJS и президент Disraelian Union, фабрики мысли партии консерваторов.

К международным покровителям общества Генри Джексона принадлежат ряд американских неоконсервативных империалистов, среди них, Уильям Кристол, Роберт Каган, Клиффорд Май, Майкл Макфол, Джошуа Муравчик, Ричард Перл и Джеймс Вулси, бывший директор ЦРУ. Но не обманывайтесь: HJS стоит за возрождение Британской империи, включая военные вмешательства и создание глобализированного картеля по управлению мировой промышленностью и полезными ископаемыми. Нигде не было это так очевидно, как при презентации стратегической повестки дня HJS в июле 2006, 128-ми страничной книги с недвусмысленным названием «The British Moment» (Британский момент).

Со-директор HJS Алан Мендоза писал о событиях в сообщении для прессы от 23 июля 2006 г.: «При представлении нового внешнеполитического манифеста Henry Jackson Society, «The British Moment» в четверг вечером произошло нечто забавное. Заполнившие зал две сотни избранных, ликовали в экстазе в связи с перспективой, что в последущие десятилетия британские этические вмешательства за рубежом будут по частоте и масштабам драматически возрастать». В его глазах, миссия британского правительства (неважно, кто его представляет), присягать на постоянный политический консенсус: достижение демократической геополитики».

Другая интервенция Лондона, которая сильно перекликается с HJS, манифест Euston. Манифест опубликованный в начале 2006 года, был написан группой британских либералов. К этой группе принадлежит ряд членов HJS, которые позволили себе включить в документ свои собственные представления о решительной новой внешнеполитической инициативе на базисе активного вмешательства с целью «продвижения демократии». 15 пунктов манифеста прокламировали универсальность западной либеральной демократии и право, повсюду свергать путем военного вмешательства недемократические режимы, так как те своим плохим поведением потеряли право на суверенитет.

Вскоре после публикации и распространения манифеста Euston группа единомышленников, американских ученых и активистов, написала заявление в интернете о поддержке, под названием «Американский либерализм и манифест Euston». Двумя главными авторами были Джеффри Херф и Андрей Марковиц, затем идет редактор Telos, Рассел Берман и со-редактор The New Republic, Рихард Юст. Одним из первых подписавших заявление о поддержке Euston был также Даниэль Гольдхаген. К группе «американских либералов» принадлежат некоторые хорошо известные неоконсерваторы и советники администрация Буша-Чейни, среди них, Элиот Коэн, Майкл Ледин, и Барри Рубин - все ведущие сторонники «доктрины Буша» превентивной войны, особенно, против ислама.

Новый антисемитизм ...

Идеологический клей, который связывает друг с другом все эти, казалось бы разнородные сети, это - совместная, истерическая защита финансовой системы и ее воображаемого неограниченного права грабить мировую экономику. Новые нападки на бывшего председателя СДПГ и вице-канцлера, Франца Мюнтеферинга, как и на немецких правительственных чиновников, которые призывали бороться против хедж-фондов, подтверждают эту связь.

14 февраля 2007 г. Financial Times Deutschland опубликовала мерзкую редакционную статью названием «Müntes Vermächtnis», в которой писала: «На Уолл-стрит, однако, замечания Мюнтеферинга были интерпретированы как чистый антисемитизм, так как многие частные инвестиционные кампании в списке Мюнтеферинга имеют еврейские имена». Financial Times Deutschland предостерегал от «прикладных» банкиров и угрожал, что международные банки экономически объявят Германию вне закона, если замечание о «саранче» не будет взято назад.

Почти в то же время антинемецкие хулиганы совершили в Гамбурге поджог частного автомобиля Томаса Мирова, государственного секретаря и номер два в министерстве финансов Германии, который тоже выссказался за регулирующие положения о частных инвестиционных компаниях и хедж-фондах. Нападение на Мирова вызывает в памяти направленную из Лондона волну нападений на ведущих промышленников и банкиров, ориентированных на развитие послевоенной Германии.

... и его корни во Франкфуртской школе

Участники «марксистской рабочей недели» в Грабенберг возле Арнштадт (Тюринген) 1923, среди них от Института социальных исследований: Фридрих Поллок (вверху, 2 сл.), Георг Лукач (вверху, 4 сл.), Феликс Вейл (вверху, 2 спр.), Карл Август Виттфогель (внизу, 1 сл.), Роза Виттфогель (внизу, 2 сл.), Кристина Зорге (внизу, 4 сл.), Карл Корш (внизу, 5 сл.).

Корни сегодняшней ненависти антинемцев к промышленному капиталу ... и национальным чувствам лежат во Франкфуртской школе Теодора Адорно и Макса Хоркхаймера. На потсдамской конференции Ренсманн цитировал слова Хоркхаймера о том, что национализм почти всегда сопровождается антисемитизмом. Все организации антинемцев указывают на Адорно и Хоркхаймера, как на своих интеллектуальных крестных отцов. Действительно, идеология антинемцев – это новое переиздание работ Адорно и Хоркхаймера из 30-х и 40-х годов о «еврейском вопросе».

В 1941 году Адорно и Хоркхаймер написали свою основную работу, «Диалектика просвещения» (Dialektik der Aufklärung). В главе «Элементы антисемитизма» они развили важный аргумент о том, что тема антисемитизма способна разорвать западную культуру и национальное государство. Идея, что антисемитизм и, в широком смысле, выживание государства Израиль является наиболее актуальным вопросом в послевоенной истории, является самой мощной аксиомой антинемецкой идеологии. И вышла она непосредственно из под пера Адорно и Хоркхаймера.

В 1923 году (в период правления Веймарской республики – Ред.) в университете Франкфурта был основан Институт социальных исследований – Франкфуртская школа, как совместный проект московского Коминтерна и британского социалистического общеста Фабиан (Fabian Society). Там собрались ведущие «неомарксистские» и «неофрейдистские» идеологи: Карл Корш, Георг Лукач, Теодор Адорно, Макс Хоркхаймер, Рихард Зорге, Герхард Эйслер, Лео Левенталь и Вальтер Беньямин и иконы культурного вырождения такие, как Бертольд Брехт.

После опыта с неудавшимися «бльшевистскими» революциями в Венгриии, Баварии и Берлине после первой мировой войны эти марксистские дисиденты порвали с идеей, согласно которой рабочий класс отделится от своих капиталистических господ и возглавит коммунистическую революцию. Вместо этого они начали призывать к культурной битве против христианских ценностей и институтов Запада, чтобы уничтожить основы национального государства. С приходом Гитлера к власти, учитывая, что большинство ведущих членов Франкфуртской школы были евреями (что могло стать препятствием их карьере) Франкфуртская школа по согласованию с британским обществом Фабиан покинула Германию. Она временно была размещена в женевской штаб-квартире International Labor Organization (Международной организации труда), прежде чем на четверть века угнездиться в Соединенных Штатах.

С помощью американских единомышленников таких как, Джон Дьюи и Николас Мюррей Батлер из Колумбийского университета, беженцы Франкфуртской школы были распределены по всем университетам США. Некоторые даже попали в Голивуд, как например, Теодор Адорно, вышедший как пианист из круга атоналистов композитора Арнольда Шенберга, «британского круга» манипуляторов культуры, к которому принадлежали Олдос Хаксли, Кристофер Ишервуд, В.Х. Оден, Стивен Спендер и пост-модернистский композитор Игорь Стравинский.

В 1944 году Американский еврейский комитет нанял Макса Хоркхаймера возглавить новый отдел для проведения пятилетнего исследования происхождения предрассудков. В его заключительном докладе, «Авторитарная личность» («Die autoritäre Persönlichkeit»), американцы были охарактеризованы как необратимые и верящие в авторитаризм, чья склонность к поиску научной истины является верным признаком антисемитских побуждений.

В 1949 Джон Дж. Макклой, верховный комиссар США в ФРГ, призвал Адорно и Хоркхаймера вернуться обратно, для того, чтобы продолжить их нападки на остатки немецкого национального чувства. На протяжении многих лет этот дуэт имел абсолютную власть распоряжаться, кто из «де-нацифицированных» немцев в американской зоне оккупации получит должность в правительстве, СМИ и университетах. Под оккупационными властями США, Институт социальных исследований был восстановлен, уже в отдельном здании неподалеку от своего прежнего места. Хоркхаймер мог на оговоренных с Джон Дж. Макклой условиях оставаться в Германии, сохраняя свое американское гражданство.

Джон Дж. Макклой олицетворял собой радикальный сдвиг в американской политике после смерти Франклина Рузвельта и вступления на пост президента Гарри Трумэна. Враги Рузвельта вернулись на Уолл-стрит и многие ведущие англо-американские банкиры, которые вместе с лондонским Round Table вооружали Германию для войны против СССР, оказались после войны на ключевых постах союзных оккупационных властей. Как хорошо документировано в сообщении очевидцев Джеймса Стюарта Мартина, Макклой и генерал Уильям Дрейпер (глава экономического отдела американского оккупационного правительства), задавали тон в американской зоне оккупации. И они сделали все, чтобы их собственные военные преступления были похоронены и деловые партнеры довоенного и военного времени снова пришли к власти.

Адорно, Хоркхаймер и другие неомарксисты Франкфуртской школы работали бок об бок с британской олигархией, представленной лордом Бертраном Расселом, который играл центральную роль в Уилтон парк. Уилтон парк был основан в западной части Лондона по личной инициативе Уинстона Черчилля и служил местом для «денацификации» и перевоспитания немцев. Здесь в период между январем 1946 и июнем 1948 годами 4 тыс. немецких военнопленных подверглись идеологической и психологической обработке. Среди ведущих деятелей, которые осуществляли «демократическое» «первоспитание» немецких лидеров были лорд Бертран Рассел (философ, вместе с Б. Шоу и Г. Уэллсом один из первых членов социалистического общества Фабиан), лорд Уильям Беверидж, канцлер лондонской школы экономики, который финансировал переселение Франкфуртской школы в Америку, а также леди Астор, входившая в 30-х годах в группу британских политиков Cliveden Set, возглавляемую премьер-министром, Невиллом Чемберленом (1937-1940).

Руководителем Уилтон парка в это время был сэр Хейнц Кёпплер, сбежавший в Англию немецкий еврей, который во время войны работал в Политическом отделе разведки британского министерства иностранных дел. Полуофициальным создателем программы военнопленных в Уилтон парк был Кингсли Мартин, бывший член общества Фабиан и редактор (1930-60) The New Statesman. В апреле 1946 г. Мартин написал рекламный буклет для Wilton Park, где он говорил об «университете для пленных». «Каждый заключенный может уйти, если он хочет, но никто это не делает или не желает это сделать. Уилтон парк открыл то, что могло бы стать ядром новой, демократической Германии».

Франкфуртская школа на Эльбе

Макс Хоркхаймер (слева), Теодор Адорно (справа) в Гейдельберге, 1965 г.

Истинные плоды мер «перевоспитания» Адорно, Хоркхаймера и Уилтон парка стали заметны позже с появлением «движения 68-х», то есть потомков травмированного военного поколения немцев, которые почувствовали всю силу англо-американской психологической войны в послевоенный период. Показателен пример журнала Konkret, сегодня ведущего органа антинемецкой сцены. Konkret был основан в 1955 году в период когда Хоркхаймер, Адорно и весь состав Фракфуртской школы полностью включился в войну против западной культуры Конгресса за свободу культуры (Congress for Cultural Freedom, CCF). (Прим. ред. – Организация левых интелектуалов с резиденцией в Париже (1950-1969). 26 июня 1950 г. CCF появилась также в западной части Берлина.)

Вначале Konkret был органом молодежной коммунистической организации Свободная немецкая молодежь (FDJ). Социалистическая единая партия Германии (ГДР) до 1964 года субсидировала каждый выпуск Konkret 40.000 марками. Организация FDJ была ранним проектом, связанным с Франкфуртской школой. После прихода Гитлера к власти FDJ покинула Германию и пережидала войну в Великобритании. Ее возвращение и восстановление организационных структур в британских, американских и французских оккупационных зонах не могло бы иметь место без согласия оккупационных властей, особенно потому, что связь FDJ с восточными коммунистами была общеизвестна.

Konkret был неотъемлемой частью британско-американского проекта Конгресса за свободу культуры (CCF) и финансировался главным образом ЦРУ, но концептуальный контроль находился в руках англичан. Ведущий орган CCF, журнал Encounter, издавался в Лондоне и был под редакционным контролем Стивена Спендера, члена общество Фабиан (Fabian Society) и молодого Ирвинга Кристола, который позже появится в Соединенных Штатах, как основатель неоконсервативного движения. Бертран Рассел был одним из пяти почетных председателей CCF, что подчеркивает связь англо-американского проекта с программой промывания мозгов в Уилтон парк. (О влиянии CCF на культуру Запада Линдон Ляруш в одной из своих работ писал: «В Соединенных Штатах вы не найдете ни одного элемента в операции по распространению контркультуры, контркультуры рок-музыки, абстракционизма, наркотиков и секса, который не восходил бы к Бертрану Расселу и его сотоварищам, начиная с 1920-х годов или даже с более раннего времени». – Ред.)

Двумя важнейшими печатными органами CCF в Германии были Der Monat (под редакционным контролем американца Мелвина Ласки) и Konkret. Konkret заполнял свои страницы статьями ведущих авторов Франкфуртской школы Адорно, Хоркхеймера и Герберта Маркузе, а также сочинениями французских экзистенциалистов Жан-Поль Сартра и Генриха Бёлля. То, что фонд партии Зеленых носит сегодня имя Бёлля, подчеркивает 50-летние тесные связи между оккупационными силами и нынешним поколением немецких политиков. Более того, Ральф Фукс, идеолог антинемцев и председатель фонда Генриха Бёлля, в настоящее время работает в качестве члена правления берлинского офиса Американского еврейского комитета (AJC), который во время его пребывания в Америке осуществлял надзор за Франкфуртской школой. В последние годы Американский еврейский комитет и фонд Генриха Бёлля устраивают совместные мероприятия, где распространяют новые антинемецкие сказки...

Издатель журнала Konkret Kлаус Райнер Рёл и его жена, Ульрика Майнхоф, в 50-х гг. руководили операциями Бертрана Рассела «Ban the Bomb»-Bewegungaktiv» – откуда они, несомненно, были завербованы в англо-американскую программу Конгресса за свободу культуры. В 1968 г. Ульрика Майнхоф оставила Рёля и переселилась из Гамбурга в Берлин, где помогла организовать побег Андреаса Баадера из тюрьмы, а затем основать Фракцию Красной Армии (RAF).

В 1973 году Konkret обанкротился и Рёль продал его Герману Л. Гремлицу, который писал для Spiegel. Вопрос, откуда Гремлица взял деньги, чтобы снова издавать Konkret, до сих пор остается загадкой, но с новым владельцем журнал поднялся на ноги и стал одним из ведущих органов доминирующих новых левых Франкфуртской школы. В 1989 г. после своего выхода из СДПГ Гремлица помог появлению в Германии антинемцев – в знак протеста против того, что члены СДПГ вместе консервативными парламентариями пели гимн ФРГ когда пала берлинская стена.

В 2000 году, когда тогдашний премьер министр Израиля Ариель Шарон в сопровождении 1.000 израильских полицейских и солдат взошел на Храмовую гору, одну из святынь ислама, и этим спровоцировал второе восстание палестинских арабов против израильской власти, Гремлица поддержал акцию Шарона в статье под названием «Израиль: последняя жертва нового мирового порядка». Провокацию израильского премьер министра он назвал «безобидным визитом туриста» и позволил себе презрительные нападки на ислам...  Сопровождающая статья Хорста Панкова осудила критику на провокацию Шарона в немецких СМИ, как «антиеврейский альянс денонсации».

Гамбург, находившийся в центре британской оккупационной зоны, всегда был одним из координационных центров враждебного немцам Лондона. Здесь в 1984 наследник табачной компании Reemtsma, Ян Филипп Реемтсма, основал Гамбургский институт социальных исследований, известный также как «Франкфуртская школа на Эльбе». Институт скупил весь архив сочинений Теодора Адорно и с тех пор поддерживает деятельность Франкфуртской школы. В 1996 г. он организовал передвижную выставку под названием «Истребительная война. Преступления Вермахта с 1941 по 1944 год». Выставку можно было видеть во многих немецких городах как раз в тот момент, когда появилась книга Гольдхагена «Послушные палачи Гитлера». В 1999 году Андрей Марковиц был приглашен на открытие выставки в Саарбрюкен в качестве оратора. Вскоре показ экспонатов выставки был отменен, так как обнаружилось, что «обличающий» исторический фотоматериал просто фальсификация. ...

В Гамбурге существуют три издательства, которые прилежно публикуют книги Марковица. Это издательство Гамбургского института социальных исследований, Hamburger Edition, Konkret Literatur Verlag и Rotbuch-Verlag, который является частью Европейского издательства (EVA). Европейское издательство было основано 14 ноября 1946 года по лицензии британского оккупационного правительства, с тем чтобы публиковать работы о «еврейском вопросе», борьбе с фашизмом и тоталитаризмом. Под его крышей собрались немецкие социал-демократы, которые во время войны эмигрировали в Лондон и там тесно сотрудничали с британским социалистическим Fabian Society.

Европейское издательство занималось публикацией работ Франкфуртской школы и, в особенности, Ханны Арендт, «философской мадонны» (по выражению Даниэля Кон-Бендита, голоса фракции Зеленых в Европейском парламенте). Эту работу в 1978 году взял на себя радикальный адвокат Курт Грёневольд и его жена Сабина, которая по сей день является директором издательства. Курт Грёневольд вместе с Клаусом Круассан и Гансом Христианом Штрёбеле был адвокатом террористской группы Баадер-Майнхоф и попал под подозрение в том, что оказывал эффектную помощь группе RAF в ряде терррористических акций – том числе в угоне самолета Lufthansa, который после был освобожден в драматической спасательной операции в Могадишо, Уганда. В 1977 году Грёневольд был приговорен немецким судом к двум годам условно.

Источник: http://www.bueso.de/news/ursprunge-antideutschen

Сокр. перевод С. Панкратц

Просмотров: 619
Cookies make it easier for us to provide you with our services. With the usage of our services you permit us to use cookies.