Марксизм антинаучен по своей структуре

Опубликовано: 11.01.2018 Печать E-mail

Фрагменты

Согласно Платону, поиски философа покоятся на трех основаниях: на созерцании и понимании того, что есть, на совершении должного, и на рефлексии над разумом.

А коли так, то каковы же ответы Марксова учения на вопросы о сущем, о должном и об истине?

Начнем с сущего. Космос, макрокосм, Марксом нигде не обсуждается. Почему природа подчинена законам, почему они математизируемы, каково происхождение жизни и мысли — все это вне поля его восприятия. Не найти в сочинениях Маркса и удивления перед микрокосмом, душой, с ее дарами познания и творчества, с ее чувством таинственного и способностью к великим подвигам. А что же тогда остается в сущем Маркса, если макро- и микро-косм из него выпали? Остается середина, социум. Макрокосм со своими тайнами плотно закрывается слепым пятном, а микрокосм объявляется производным от мидиакосма, социума: человек-де есть совокупность общественных отношений. Марксизм акосмичен и апсихичен, по сути в нем ничего нет, кроме социума.

 

Но и от социума берется лишь особая проекция. Его рождение, как и дление в бытии Марксом не обсуждается, подобные вопросы им повсеместно игнорируются; его мировоззрение чуждо традиционному философскому удивлению перед тайнами бытия. Марксов социум подобен дарвиновой жизни: возникает неизвестно как, а развивается благодаря борьбе. Эволюция социума идет у него посредством борьбы классов; классы таким образом делятся на прогрессивные и реакционные.

Классы задаются как субъекты производственных отношений, базовых социальных структур производства материальных благ. Основной характеристикой класса является отношение собственности на средства производства. Главными классами буржуазного общества являются собственники капитала и наемные рабочие, собственники своей рабочей силы. Аналогично задается классовая структура феодального общества, в основном состоящего из феодалов, крестьян и ремесленников, рабовладельческого общества с его рабами и рабовладельцами, а также азиатского способа производства, где все — рабы государства. Историческое изменение классовой структуры связано с технологическим прогрессом: новые средства производства оказываются несовместимыми со старыми производственными отношениями, нарастающее противоречие между ними вызывает растущее социальное напряжение, разрешающееся в революционном переходе к новой, более прогрессивной экономической формации. Предлагая эту схему как неизбежную, вроде закона природы, Маркс нигде не обсуждает, почему это так: почему колесо прогресса обязательно катится к более совершенным формам, а не стоит на месте или не ведет к деградации. Прогресс у него сам собой разумеется; и в этом марксизм подобен дарвинизму, где аналогичный вопрос об эволюции жизни не обсуждается.

.............

Философские учения, научные труды по истории, социологии, экономике, праву, по всему на свете, Маркс относил к порождениям классовых интересов. Маркс априорно вычеркивал все социологические сочинения (а других наук в поле его внимания и не было) из категории объясняющего и переносил их в категорию подлежащего объяснениям. Разумеется, это вычеркивание имело одно исключение: произведения самого Маркса, Энгельса, их верных последователей, и отчасти тех, кто будет указан как предшественник. Все прочие авторы, по мере своего расхождения с Марксом, оказывались всего лишь глашатаями интересов, и подлежали не пониманию, как ищущие истину, а объяснению, как представители класса. Марксово учение, таким образом, оказывалось самопровозглашенной истиной, оно не подлежало проверкам на внутреннюю согласованность, соответствие описываемой реальности и общим нормам науки. Все возможные несоответствия и противоречия заранее снимались указанием на «диалектический» характер истины, о чем будет сказано чуть ниже, а все критики Маркса автоматически попадали если не в глупцы, так и не понявшие «диалектику», то в прислужники реакционных интересов.

Априорно провозглашая себя не только наукой, но самой истиной, марксово учение именно в силу этого оказывалось принципиально антинаучным. Научный труд, если он именно научный, никак не может провозглашать себя истинным; адекватность его методов и истинность результатов должны быть проблематичны, открыты для новых проверок и рациональной критики. Маркс не только не показал ни единого разу и тени сомнения в истинности им написанного, не только игнорировал или встречал бранью всякую критику, но хуже — само основание его учения, исторический материализм, оставлял возможность лишь для такого подхода. Марксизм антинаучен по самой своей структуре; ему нельзя придать научный характер, не разрушив его.

.....

Как было уже отмечено, вопросы, подводящие к таинственному и удивительному, Марксом систематически игнорировались; его мировоззрение сочетает антинаучность с наукообразием, местами прикрытым цветистым слогом и кокетством с Гегелем. Именно поэтому Маркса ошибочно считать философом, даже кругом заблуждающимся — главное качество философа, удивление перед Бытием, связанное с выходом к фундаментальным вопросам, у него отсутствует. Маркса вернее полагать не философом, то есть любящим мудрость, кротким и чутким перед тайнами Бытия, а софистом, претендующим на уверенное обладание мудростью, и соответственно этому изъясняющимся.

Его самонадеянный и нетерпимый к возражениям стиль типичен для софиста, псевдопророка и демагога, но не для вслушивающегося, всматривающегося и ведущего трудный внутренний спор философа. Именно этот внутренний спор, диа-лог, был открыт Сократом и Платоном как путь к истине, именно это и есть диа-лектика.

.................

Друг и содержатель Карла Маркса, сын англо-немецкого капиталиста Фридрих Энгельс прекрасно знал, что деньги не текут в карманы предпринимателя сами собой. Да и Маркс, при всей своей кабинетности, этих банальных истин не мог не знать, даже и помимо Энгельса. Оба они, разумеется, понимали эти тривиальные вещи, но сие не помешало воздвигнуть «теорию прибавочной стоимости», где это знание помножалось на ноль: труд и риск капиталиста, организатора производства полагались нулевыми, откуда и вырастала идея «эксплуатации» и «прибавочной стоимости». Пытался ли Маркс сравнить предсказания этой экономической модели с реальными ценами? Нет, разумеется; а если бы попытался, то увидел бы, что модель никуда не годится, крепко проваливаясь на каждом шагу; именно потому экономисты ею никогда и не пользовались. Единственная цель этой конструкции была политически-агитационной: «научно» доказать эксплуатацию рабочего капиталистом, содействовать разжиганию социального конфликта, убеждению рабочих в их угнетении правящим классом, в необходимости революции.

Дополнительному усилению этого разжигания рабочего движения служил еще один ход марксовой мысли: его «доказательство» неизбежного систематического обнищания рабочего класса, практически всего населения, вплоть до полного пауперизма. Вкратце приведем это «доказательство», как замечательный образец марксова изобретательства. Во-первых, технологический прогресс ведет к вытеснению рабочих машинами; далее, уменьшение роли труда в производстве ведет к падению и его неоплаченной части, прибавочной стоимости, то есть к падению прибыли капиталистов. Стремясь компенсировать эти систематические потери, капиталисты усиливают эксплуатацию, снова и снова урезая зарплату, что и ведет к полному обнищанию. Картина дополняется ростом безработицы: машины вытесняют людей. Из-за падения прибыли, разоряются и становятся нищими и капиталисты, почти все, кроме очень немногих гигантов.

Вот и все, с позволения сказать, доказательство, в безошибочности которого «ученый» Маркс ни на йоту не усомнился. Хуже того, он проигнорировал имевшиеся в его распоряжении убедительные данные английской статистики, однозначно указывавшие на систематический рост доходов рабочих за десятилетия. Но и этим не ограничились его манипуляции: он пошел уже на прямой подлог, на лжецитирование бюджетного доклада Гладстона Британскому парламенту, перевернув на противоположный подчеркнуто-радостный вывод спикера о значительном и систематическом росте заработной платы. Подробности этих и других примеров марксовых манипуляций и прямого жульничества с числами и цитатами читатель может найти в указанной выше книге Пола Джонсона; о них также идет речь в статье английского философа Antony Flew “Karl Marx was not a social scientist” (1991).

--

Об авторе

Алексей Владимирович Буров — физик, выпускник Новосибирского Университета, кандидат физ-мат наук, старший научный сотрудник Национальной Ускорительной Лаборатории им. Ферми (Fermilab, USA), действительный член Американского Физического Общества.

Вся статья

 http://drugoivzgliad.com/марксова-система-и-её-мифос/

PS

Соглашаясь с позицией автора по отношению к марксизму, мы немного прокомментируем (в скобках) последний абзац, где он пишет:

"Мы видим, что европейская цивилизация породила лишь два антихристианских мифоса, достаточно проработанных и впечатляющих, чтобы на какое-то время стать властными: марксистский и нацистский. Хотя по производству трупов соответствующими режимами первый из них превосходит второй (ВО МНОГО-МНОГО РАЗ) трудно представить себе профессора социологии американского университета, относящего себя к нацистам; к марксистам же, как мы помним, отнес себя каждый пятый из них, а сколько еще сочувствующих!

Важное отличие марксизма от нацизма было отмечено одним из ведущих исследователей марксизма, Лешеком Колаковским (1927-2009): тогда как нацисты действовали в соответствии со своей идеологией, идущей вразрез с идеалами как Христианства, так и Просвещения (не полностью, далеко не полностью вразрез), практика марксистских режимов скрывалась за весьма привлекательным идеологическим фасадом подлинной справедливости, подлинной свободы и прогресса. То, что марксов фасад с неизбежностью порождает находящееся за ним тоталитарное государство, видно далеко не каждому. Нацистский мифос на практике оборачивается именно так, как он о себе и возвещает; он прям и прозрачен. Марксов же мифос, напротив, способен преподнести сюрприз: заявленный «прыжок в царство свободы и справедливости» оборачивается (неужели диалектически?) прыжком в царство предельного всеобщего рабства и предельной же, дотоле невиданной несправедливости. В силу своей прозрачной анти-гуманистической сущности и вытекающей из нее конфронтации (конфронтация вытекала совсем из других вещей), нацистский мифос вошел в глобальный конфликт, вызвав мировую войну с последовавшим разгромом Германии (и мирвую войну вызвал не нацистский миф, а те же причины, что вызвали мировой конфликт в 1914 г). В итоге нацизм оказался основательно дискредитирован. О марксистском такого не скажешь, ему все нипочем. (К ОГРОМНОМУ СОЖАЛЕНИЮ)."

Добавим также следующее к словам А. Бурова "европейская цивилизация породила лишь два антихристианских мифоса ". Во-первых, если марксизм был воинствующе атеистичен, то национал-социализм просто отстранялся от христианской религиозной идеи, фокусируясь на идее национальной. Во-вторых, сегодня на наших глазах парадоксальным образом САМА ЦЕРКОВЬ в Европе способствует разрушению традиционной христианской культуры тем, что уступает толерантной глбалистской морали и деформирует такие опоры европейской жизни как семья, отношение между полами. И эта деформация чревата катастрофическим последствиями.

-------------

Читайте по теме :

ОШИБКА МАРКСА

http://schutz-brett.org/3x/ru/czatbn-nncbma/28-russische-beitraege/czatbn/1645-oshibka-marksa.html

КАК ДЕЛО ДОШЛО ДО ТРИУМФАЛЬНОГО ШЕСТВИЯ ЛОЗУНГА „СВОБОДА, РАВЕНСТВО, БРАТСТВО“?

http://schutz-brett.org/3x/ru/czatbn-nncbma/28-russische-beitraege/czatbn/504-diktatura-prav-cheloveka.html

Католическая Церковь вчера и сегодня

http://schutz-brett.org/3xx/ru/22-russische-beitraege/stati/68-katolicheskaya-tserkov-vchera-i-segodnya.html