Игра престолов: идеология перевернутой иерархии

Опубликовано: 31.08.2017 Печать E-mail

Нина Тумасова

Небольшая преамбула. В чем секрет такого расцвета жанра фэнтези в наше время? Мне представляется, что есть некая потребость общества переформатировать свой взгляд на европейское прошлое. Фентези как бы по-новому осмысливает это прошлое, в сетке новой системы ценностей. А новая система ценностей -- это идея равенства, единственное, что осталось от лозунга французского антимонархизма "свобода, равенство и братство".

Настоящее равенство в природе (и в человеческой жизни) невозможно. Но можно так представить устройство выдуманного мира, чтобы возникла иллюзия некоего равенства.

Для этого в "Игре престолов" сделана одна важная вещь: убрано или предельно ослаблено мужское начало. Взглянем на основные положительные мужские персонажи:

Король Севера Нед Старк убит сразу же, причем смакуется глумление над его останками.

Его сын Бран -- инвалид.

Ланистеры: Тирион -- карлик, Джейме Ланнистер очень быстро тоже становится инвалидом, терят руку. Да и не такой уж он положительный, этот брат-любовник Серсеи и почти убийца мальчика Брана.

Единственный физически полноценный мужчина из положительных героев -- бастард Джон Сноу, похожий на Че Гевару, но с робким страдающим выражением глаз. И это король Севера! В первых частях эпоса рассказывается о его любви к рыжеволосой одичалой девушке. Так вот, эта воительница-дикарка перигрывает Джона Сноу во всем, постоянно зрителю демонтрируют ее превосходство: она лучше стреляет из лука, она решительнее, она опытнее в любви. В общем, в этой, пожалуй, единственной любовной паре сериала женщина явно выполнят роль мужчины.

 

Основная часть мужских персонажей, которые фигурируют не на обочине сюжета -- или недотепы и тюхи, или мошенники, обманщики, негодяи, слабаки. Особенно незавиден моральный облик у тех, кого играют светловолосые, голубоглазые актеры. Джефри Баратеон, сын Серсеи -- это законченный патологический садист, в течение множества серий подробно смакуется его изощренное издевательство над Сансой Старк, оказавшейся его невестой, над братом-карликом, над любовницами.

Отец Серсеи Тайвин Ланнистер -- еще один садист на троне: безжалостный, циничный, холодный. Будет убит сыном -- что воспримется зрителем с облегчением.

В таком же духе показан брат центральной героини эпоса Дейнерис -- Визерис Таргариен. Он продает ее замуж за дикаря Кхала Дрого, он ведет себя до такой степени непотребно в доме этого самого Кхала, что его подвергают мучтельной смерти. Темнокожий полуголый царь дикарей казнит юношу, брата сребреволосой Дейнерис (у нее на глазах) -- и это подается как торжество справедливости. У сестры страшная смерть единственного кровного родственника не вызывает ровным счетом никаких эмоций. Зато весьма живописно будет обыграна ее горячая любовь к дикарю Кхалу, которому Дейнерис будет хранить верность даже после его смерти на протяжении многих сезонов.

Рамси Болтон -- очередной садист у власти, могущий поспорить в безжалостности и цинизме со всеми предыдущими образцовыми негодяями мужского пола, показанными весьма подробно и со вкусом.

Таким образом, центральные положительные перснажи "Игры престолов" -- женщины: Кетлин Старк, Дейнерис, Серсея, Санса Старк и ее сестра Ария. Из них только Серсею можно назвать отрицательной героиней, и то условно. Она все-таки не раз вызывает понимание и даже сочувствие зрителя.

Также и волшебница Мелисанда -- вовсе не однозначна, для кого то она несет зло, а для кого-то спасительница. В любом случае -- это яркая, очень красивая женщина, которая обладает неотразимым эротическим шармом.

Самым ярким символом фэнтезийного феминизма "Игры престолов" можно считать леди Бриенну, женщину-рыцаря. Именно она единственная воплощает в себе рыцарские доблести и идеалы, которые, в сущности, являются основой европейскй этики. Единственная.

Рыцарей - мужчин в этом эпосе нет. Есть бойцы, телохранители, бродяги и искатели приключений. Но не рыцари.

Отдельной темой эпоса можно выделить семейную неверность: здесь нет и речи о семейной любви, все готовы предать всех, интриговать, лгать и ненавидеть. Очень часто персонажи сознательно убивают близких родственников, что подается как нечто если не естественное, то вполне понятное, простительное или даже поучительное.

Прибрется мужские черты, жнщины в романе закономерно потеряли женские добродетели: способность любить, мягкость, приверженность семье. Повторю, здесь нет ни одной любовной линии, ни одной влюбленной пары.

Джордж Мартин, автор цикла романов, по которому снята "Игра престолов" -- американец, житель страны, где феминизм стал притчей во языцех. Из огромного числа разнобразных произведений данного жанра был выбран для эпической постановки именно он.

Феминизм насаждается нам сверху иделогами современного либерализма. Но, надо сказать, что он имеет некоторые корни и "внизу", в обществе. Вспомним бытовые, крестьянские сказки, в них как правило, женщина оказывается смекалистее, управистее мужчины. А в сказках про животых -- лиса всегда переигрывает сильных животных мужского архетипа, волка или медведя.

Когда с исторической сцены ушел слой аристократии, то есть потомствнных военных, носителей мужских норм поведения и жизненных приципов, восторжествовал тип крестьянский, податливый, скорее женский,чем мужской по своему типу поведения.

Вот так и получается, что в сегодняшнем мире настоящему, маскулинному белому мужчине приходится туго...

Кто-то может сказать, что такова жизнь, в ней очень мало честных людей, рыцарей нет совсем, и благородство проявляется только, если оно выгодно.

Что на это сказать? Никакие статистические опросы и исследования не покажут вам данных по позициям "честность" или "рыцарство". Но некоторые люди все же в своей жизни с ними встречались.

Однако, в любом случае, искусство -- это не жизнь. Искусство для того и существут, чтобы давать то, чего не хватает в жизни -- идеал. Модель поведения. Пусть на нее будут ориентироваться единицы, пусть даже никто не будет на нее ориентироваться -- она должна быть.

Иллюстрация -- Lain-lj.livejournal.com