Фантастическая история

Опубликовано: 07.12.2017 Печать E-mail

Три фрагмента из повести Михаила Винклера «Die Glocke von Asgard», в которой действия происходят в этом и в потустороннем мире, на Старой и Новой Земле, а фиктивные события перемежаются с реальными. Повесть состоит из четырех глав: Сон о Вотане; В тюрьме; Асгард, Рагнарёк – время, в котором мы живем. В этой истории автор выразил мечты и надежды многих людей, страдающих от сегодняшней ситуации в мире.

 Рагнарёк

 «Закон должен применяться в любом случае. Ввиду все более частых и неуважительных отрицаний Холокоста я рекомендую суду проявить суровость. Прокурор требует два года  тюрьмы без права досрочного освобождения, что в виду упрямства обвиняемого представляется нам целесообразным».

Прокурор сделал все возможное. Речь защитника и последние слова ответчика были просто формальностью, как и совещание суда. Судебные разбирательства за нарушение § 130 StGB (Уголовный кодекс) были домашними играми прокурора с подкупленным судьей, здесь не было никаких неожиданностей.

Судья и оба присяжных заседателя вернулись в зал. «От имени народа выносится следующее решение ...».

Последний строгий взгляд на подсудимого, который должен был от стыда провалиться сквозь землю. На пол этот взгляд не произвел никакого впечатления, вместо этого исчез подсудимый.

Судья беспомощно посмотрела на прокурора. «Что сейчас произошло? Куда он делся?»

 Зрители в зале суда тоже были ошарашены. Потом исчезли и они, один за другим. Остались только представительница прессы и Кевин Фальке, который работал тайным агентом в Службе по защите конституции, внедрившись в так называемую «правую сцену». Но даже суд этого не знал.

«Это невозможно ...». Судья надеялась получить ответ от двух полицейских, которые должны обеспечивать безопасность в зале. Но один из них тоже исчез.

То, что началось в зале суда, продолжалось по всей стране, по всему миру. Люди исчезали просто так. Были пробки на дорогах, так как машины продолжали стоять перед светофорами, потому что в них больше не сидели водители. В одном случае самолет безопасно приземлился, доехал до места парковки, а потом оба пилота исчезли. Во многих случаях исчезали целые семьи.

* * *

«Они исчезают! Разве это не здорово? Весь пакет дерьма исчезает! Хейн прокомментировал новости, которые только что сообщили по телевозору, что около трети участников демонстрации PEGIDA в Дрездене просто растворились в воздухе. Были даже показаны кадры, в которых люди исчезли моментально. В конце концов оставшиеся участники митинга в панике разбежались.

«Ты что, глупый или что?», – раздраженно отрезала Шарлин. «Если все нацистские свиньи просто исчезнут, кому мы тогда нужны? Кто будет оплачивать Антифу?

Кевин успокоил ее: «У этих ублюдков есть сбережения, квартиры, автомобили – наверняка и нам что-нибудь отвалится».

Шарлин в этом не была убеждена. «Квартиры получат сначала чертовы мусульмане, нам ничего не останется».

Хейн был удивлен. «Разве мы не это требовали? Квартиры для иностранцев?».

«Пока в них жили нацистские свиньи, все было в порядке», – сказала Шарлин. «Теперь, когда их нет, квартиры стоят пустые, и мы ничего не получим!».

«Они не дадут нам пропасть», – возразил Кевин. «Мы им определенно еще нужны!».

«Можешь пойти работать», – рекомендовала Шарлин. «Идиоты, которые раньше поддерживали эту лавку в рабочем состоянии, теперь исчезли. В них-то здесь каждый нуждается».

«Работать? Мы?» – спросил Хайн ошеломленно.

«Все сводится к этому, – пробурчала Шарлин. «Наци не зря называют нас клещами. Мы живем за счет крови других людей, и как раз они теперь исчезают».

«Эти проклятые мешки с дерьмом», – разозлился Кевин, который постепенно осознал то, что разъяснила ему Шарлин. «Просто сбежали и оставили нас сидеть в дерьме!».

* * *

«Фрау канцлер, ситуацию можно описать двумя словами: голодные восстания и гражданская война». Официально, государственных бункеров больше нет, как тех, которые были сохранены для правительства Бонна, так и тех, которые предназначались для правительства восточного Берлина. Сооружение под главным, все еще недостроенном, аэропортом города все же существует, оно готово и строго секретно. Близость к резиденции правительства и доступность на метро были решающими факторами.

Через два дня после того, как начались исчезновения, канцлер решила эвакуироваться. Сначала она сама и офис канцлера, потом другие министерства. В центре запада ФРГ задействована только аварийный оккупация, нити правительства сходятся исключительно в центре востока.

Поскольку голод и гражданская война ей пока не угрожали, канцлер спросила: «Что с исчезновениями? Это прекратилось?».

«Уже две недели не было сообщений об исчезновениях», – ответил директор МВД. «Похоже, это фаза длилась всего две недели».

«Знаем ли мы, по крайней мере, что за этим стоит?», – спросила канцлер.

«Мы не можем это никак объяснить», – признался директор. «Согласно христианским пророчествам, при исчезновениях речь идет о так называемых «вознесениях», во время которых праведники отбираются Богом, прежде чем наступит время мучений. Однако мы не заметили предпочтений для христиан. В нашей области это коснулось в основном био-немцев, безразлично христиан или атеистов. Лишь немногие мусульмане были вознесены, евреи вообще не пострадали».

Это вызвало триумфальную усмешку у канцлера, в конце концов, она была еврейского происхождения. «Значит, с праведниками это не имеет ничего общего?».

«Зависит от того, что Вы подразумеваете под праведностью», – ответил директор. «Среди них было достаточно много осужденных, большинство вознесенных имели право-консервативный фон. Судьи и прокуроры тоже не пострадали».

«Есть у вас цифры распределения исчезнувших в мире?» – спросила канцлер.

«Насколько мы можем судить, в процентном отношении нас это затронуло наиболее сильно. Директор чиркал пальцем по экрану своего электронного банка данных. «Ага, здесь. В Федеративной Республике Германии было вознесено около 25 миллионов человек. Во всей Европе, включая Россию, от 70 до 80 миллионов, в США и Канаде 20 миллионов, столько же в Латинской и Южной Америке. Япония сообщает о 20 миллионах исчезнувших, а остальная Азия – о 50-60 миллионах. Африка и исламские страны почти не пострадали, в Австралии и Океании, пожалуй, наберется 5 миллионов. По всему миру исчезли около 200 миллионов человек – в любом случае, не более 250 миллионов. Учитывая, что до этого население во всем мире составляло 7,6 млрд. человек, потери незначительны».

«Значит, мы понесли наибольший урон?», – заключила канцлер. «Да, при этом утечка мозгов во всем мире значительная», – погасил надежды директор. «Это затронуло непропорционально большое количество белых и непропорционально много хорошо образованных людей. Несмотря на то, что среди государственных служащих были только небольшие потери, инженеров недостает практически по всему миру».

«Но у нас же есть еврейские ученые?», – возразила канцлер.

«О, да, но они производят главным образом бумагу, никаких изобретений», – заметил директор. «Возьмите высоко оцененного Эйнштейна, который не оставил ни единого изобретения, которое можно было бы применить в индустрии или хотя бы в домашнем хозяйстве. Ни Эдисон, ни Тесла, ни Ватт, ни Дизель, ни Бенц ... Нам недостает специалистов от инженеров-разработчиков до мастеров и квалифицированных рабочих. При всем уважении, 100 000 прокуроров не заменят одного единственного инженера-строителя».

«Что это значит конкретно?», – спросилa канцлер.

«Наша инфраструктура будет в основном разрушаться», – сказал директор. «У нас нет техников, которые управляют электростанциями, нам не хватает персонала, которого ждут локомотивы, нам не хватает инженеров, которые восстановливают мосты. Поставка продовольствия уже нарушена, поэтому начались восстания голодающих. Нам не хватает фермеров, а также животноводов, мы не знаем как можно получить урожай. Наши сограждане-иммигранты не способны сюда вспрыгнуть, напротив, они чувствуют себя плохо обеспеченными и уже начали собственные восстания. Люди, аплодирующие им на вокзалах, не сопротивляются, их убивают».

«Но мы же используем военных?», – удивилась канцлер.

«Военные?». Директор рассмеялся. «Мы очистили бундесвер от национальных тенденций, поэтому там сейчас нет патриотов, которые будут рисковать своей шкурой для страны. Многие офицеры исчезли, солдаты-иммигранты предпочитают стрелять в немцев, а не в своих соотечественников».

«Это значит, нам конец?». Канцлер казалась спокойной и отрешенной, как всегда.

«Дa, госпожа канцлер», – чистосердечно признался директор. «Мы потеряли больше людей, чем в обеих мировых войнах, и это в течение двух недель. Когда гражданские войны закончатся, мы будем жить в разрушенной стране, промышленность уже не встанет на ноги. Мы ожидаем краха Европы. Китай сможет лучше справиться с новой ситуацией в мире, Запад – это история».

Канцлер откинулась назад и задумалась: куда она могла бы переселиться? У нее было ранчо в Парагвае, но тамошние немцы не будут ей рады. Хотя и оттуда многие из национально настроенных немцев должны были исчезнуть. США тоже исключается. Еврейское правление там без белых технических работников не сможет удержаться. А Израиль? Израиль без внешней поддержки будет нежизнеспособным. США больше не смогут поставлять туда помощь, а Германия подошла к своему концу, поэтому как казначей выпала.

Германия была разрушена, на этот счет у канцлера нет никаких возражений. Все же это произошло слишком быстро. Есть же высшие силы? Почему Яхве допустил этот хаос?

* * *

Национальное собрание состоялось в историческом месте: во Франкфуртской Паулькирхе. Делегаты представляли 40 миллионов человек, которые жили в Германии, Австрии, Лихтенштейне, немецкой Швейцарии, Эльзасе-Лотарингии, Люксембурге, Нидерландах, Голштайне и Дании, Померании, Силезии, Познани, Западной и Восточной Пруссии, Судетах и Богемии. В этих районах говорили по-немецки, там были немецкие школы и немецкие университеты.

«Уважаемые дамы и господа, я приветствую вас в Национальном собрании немцев. Наша цель заключается в решении конституции и выборах правительства для германского рейха. Год назад мы прибыли в этот мир, который очень похож на ту Землю, которую мы знали. Мы оказались в домах, о которых мы знаем, что они принадлежали нам. Эту страну пересекают дороги, автомагистрали, есть железнодорожные линии, электростанции и промышленные предприятия.

Те из нас, кто уже достиг старческого возраста, снова стали молодыми, а те, кто были больными и немощными, снова стали здоровыми. Новый мир подарил всем нам новую, лучшую жизнь. Мы не знаем, что произошло, но это как если бы мы вернулись в рай. Этот мир чистый, плодородный и теплый. Мы снова нашли технологию, которую на нашей прежней Земле подавляли, Шаубергер и Тесла дали нам то, что мы сегодня используем.

Астрономы определили, что мы все еще находимся в знакомой солнечной системе, но в этой солнечной системе Марс и Венера живые, покрытые океанами и приглашающие к себе миры. В нашем мире, на нашей Новой Земле нет пустынь. Мы живем в оптимальном климате.

Поэтому, дамы и господа, прежде чем приступить к работе, я хотел бы сказать следующие вступительные слова: «Бог есть, и этот Бог благоволит к нам!».

Перевод С. Панкратц