Как Сталин расправлялся с членами семей репрессированных

Опубликовано: 04.12.2017 Печать E-mail

ЧСИР – предшествующим поколениям жителей бывшего СССР эта аббревиатура была знакома очень хорошо: «член семьи изменника Родины». Это было жуткое клеймо, которое на всю жизнь получали родственники репрессированных по статьям о преступлениях контрреволюционных и политических. Стоило в анкете или личном деле появиться этой метке, ЧСИР, все – ставь крест на всем: на мечтах о лучшей жизни, образовании по твоему свободному выбору и свободному выбору профессии по вкусу, пристрастиям и наклонностям, выбору работы и даже места проживания.

Если ты – ЧСИР, то, считай, ты тот же «враг народа», разве лишь временно находящийся не в лагерной зоне, а потому пребывающий под неусыпным надзором бдительных чекистов, причем – с запретом на проживание в целом ряде городов и населенных пунктов…

5 июля 1937 года наркому внутренних дел СССР Николаю Ежову направлена выписка № П51/144 из протокола заседания Политбюро ЦК ВКП (б), состоявшегося в тот же день. Выписка «Вопрос НКВД» гласила:

«1. Принять предложение Наркомвнудела о заключении в лагеря на 5–8 лет всех жен осужденных изменников родины членов право-троцкистской шпионско-диверсионной организации, согласно представленному списку.

2. Предложить Наркомвнуделу организовать для этого специальные лагеря в Нарымском крае и Тургайском районе Казахстана.

 

3. Установить впредь порядок, по которому все жены изобличенных изменников родины право-троцкистских шпионов подлежат заключению в лагеря не менее, как на 5–8 лет.

4. Всех оставшихся после осуждения детей-сирот до 15-летнего возраста взять на государственное обеспечение, что же касается детей старше 15-летнего возраста, о них решать вопрос индивидуально.

5. Предложить Наркомвнуделу разместить детей в существующей сети детских домов и закрытых интернатах наркомпросов республик.

Все дети подлежат размещению в городах вне Москвы, Ленинграда, Киева, Тифлиса, Минска, приморских городов, приграничных городов»

Второй пункт гласил, что «аресту и ссылке в отдаленные местности СССР на срок в пять лет подлежат также семьи лиц, заочно осужденных к высшей мере наказания судебными органами или Особым совещанием при НКВД СССР за добровольный уход с оккупационными войсками при освобождении захваченной противником территории».

Применение репрессий в отношении членов семей перечисленных должно было производиться «органами НКВД на основании приговоров судебных органов или решений Особого совещания при НКВД СССР», а «членами семьи изменника родине считаются отец, мать, муж, жена, сыновья, дочери, братья и сестры, если они жили совместно с изменником Родине или находились на его иждивении к моменту совершения преступления или к моменту мобилизации в армию в связи с началом войны».

Зато последний пункт постановления «гуманно», но как бы между строк, извещал что «не подлежат аресту и ссылке семьи тех изменников Родине, в составе которых после должной проверки будет установлено наличие военнослужащих Красной Армии, партизан, лиц, оказавших в период оккупации содействие Красной Армии и партизанам, а также награжденных орденами и медалями Советского Союза».

Правда, последний пункт вступал в противоречие с ранее изданными решениями и постановлениями о безусловном заключении в лагеря всех жен, осужденных по «изменническим» статьям. Как быть тогда? Да как всегда: закон, что дышло…

Интернет-ресурс "Декоммунизация"