Рыцари Неба

Опубликовано: 22.10.2017 Печать E-mail

ВИДЕО

Именно так, пожалуй, следует назвать пилотов Первой Мировой войны. В их лице, можно сказать, произошла своеобразная локальная реинкарнация Средневековья. Даже на уровне негласной иерархии родов войск.

В то время как внизу на земле тысячи пехотинцев гибли в беззвестности на клочке земли шириной метров 200 от одной линии траншей до другой и их помнила разве что статистика в пыльных архивах, в воздухе рождались живые легенды, чьи имена были у всех на слуху. Сюда же, разумеется, можно отнести личные эмблемы на машинах, а также индивидуальную окраску самолетов, ставшими своего рода геральдикой Великой войны.

Также для них был характерен и своего рода кодекс чести и рыцарского поведения по отношению к противнику. И это закономерно, ибо элитарное положение порождает элитарность сознания. К тому же на начальном этапе войны в воздухе противники нередко были знакомы лично, так как, к примеру, учились в одной и той же летной школе.

Например, возьмем одного из первых французских асов Адольфа Пегу. "31 августа 1915 года, в 08:30 утра, получив сообщение о немецком разведчике, кружившим над линией фронта, Пегу взлетел по тревоге. Он атаковал противника, выпустив несколько длинных очередей, затем отошёл в сторону, вероятно, для перезарядки пулемёта. Затем последовала повторная атака. Внезапно французский самолет перешел в отвесное пике и разбился рядом с расположением одного из пехотных полков.

 

При осмотре тела пилота выяснилось, что Адольф Пегу был убит ещё в воздухе: пуля перебила аорту. Самолёт Пегу был сбит немецким пилотом. Им оказался его ученик польского происхождения Отто Кандульски (нем. Kandulski). 6 сентября, узнав о гибели героя, лётчик Кандульски и его наблюдатель лейтенант фон Билиц (нем. von Bilitz) вернулись на место боя и сбросили над французскими позициями траурный лавровый венок с надписью на ленте: "Пегу, геройски погибшему за свою Родину, от противника"."