Италия, 1920 год

Опубликовано: 04.01.2018 Печать E-mail

Цитируем статью Vault Дуче и его фашисты

Муссолини готов был вступить в правительство в качестве одного из силовых министров. Он был готов работать, а не просто выжидать.

Именно эта демонстрация решимости не на словах, а на деле защищатьсвободу Италии (бургфриден, как это называли в соседнем рейхе) и привлекла всеобщее внимание к фашизму.

Средний класс, этот становой хребет общественного мнения - т.е. генератор атмосферы в стране - видел, на своей шкуре ощущал, что король, его бюрократия, армия и полиция бессильны и не способны их защитить. Почему? Итальянское правительство, основанное на принципах девятнадцатого века, с его гегельянской верой в естественную неизбежность прогресса, оказалось банкротом - в финансовом, политическом, а главное - моральным отношении.

Итальянская элита растратила свой, и без того незначительный, запас прочности между 1915 и 1919 гг. Как бы не самообольщались итальянцы, в глубине души они сознавали, что их армия и флот не стяжали лавров на войне, что правительство удержалось только благодаря союзникам, что тоже самое правительство было использовано этими союзниками и безжалостно выброшено на дипломатическую помойку сразу же после завершения боевых действий. Капоретто и Версаль говорили сами за себя и были намного более убедительны, чем все россказни о великой победе при Витторио Венето. Меньше всего улицы итальянских городов говорили о победе в войне.

 

Итальянскую элиту не уважали в Европе - и с чего бы ее стали уважать в Италии? Самое страшное же заключалось в том, что сама элита утратила веру в себя, в свои ценности - и суровые аристократы, ведущие себя из славных семей итальянского Средневековья, и буржуазные либералы, гордые ловкой политикой итальянского правительства времен Кавура.

Австрийские пулеметы и германские газы выбили из рук властей вооруженную силу - кадровая армия была расстреляна, взорвана и сожжена в десятках безуспешных сражений - а гигантский социальный переворот в России лишил верхи уверенности в собственной безопасности. Если придется, если прикажут - будет ли армия стрелять в толпу столь же беспрекословно, что и раньше? Никто не мог поручиться за это, даже офицеры. А фашисты - фашисты были просто-таки демонстративно уверены в себе и своих людях.

В города, где безнаказанно орудовали шайки подонков, подбадриваемые левацкими газетами, входили чеканным - насколько это возможно в Италии, конечно - маршем колонны чернорубашечников и начиналась зачистка. С городской ратуши срывался красный флаг, затем фашисты атаковали местную социалистическую или коммунистическую газету, уничтожая редакцию и типографию. Они вливали в горло социалистическим вожакам касторку (чувствовались солдатские корни фашизма - это, как если бы аналогичное движение в позднем СССР насильно поило своих политических противников бромом), что вызывало у последних страшнейший понос - впрочем, не такой опасный как словесный. Затем подымались документы и, как правило, выяснялось, что левые бюрократы воровали не хуже своих реакционных предшественников.

Красные отстреливались, но что вчерашние дезертиры или уклонисты могли поделать с бывшими фронтовиками? Пожаловаться в полицию? Они пытались, но карабинеры только насмешливо разводили руками - Рим приказал им не вмешиваться. Это было правдой, но не всей - и полиция, и армия с удовольствием поддержали бы сторонников дуче.

Отдельные исключения (в одном из городов Центральной Италии, где местная левая власть жила с полицией душа в душу, фашисты были встречены залпами винтовок и позорно бежали) лишь подтверждали общее правило. Ничего подобного разгрому пивного путча в Баварии, когда центральные власти жестоко поставили на место баварского барабанщика национального движения, в Италии не произошло.

Вскоре, уже осенью того же года, фашисты могли записать себе в актив первую общенациональную победу. Попытка левых начать великий перелом на селе до захвата политической власти в целом, встретила неожиданный отпор.

Источник: https://watermelon83.livejournal.com/936209.html#comments

Вся статья по ссылке.