Ложь – это опасность!

Опубликовано: 06.09.2017 Печать E-mail

О влиянии российской пропаганды на российских немцев в ФРГ, об агентах российского влияния и о их опасных «теориях».

(Комментарий к статье А. Приба «И еще раз о термине «германороссы»)

Генрих Дауб, Роберт Гайгер

На тему об автохтонности российских немцев как этноса в России, которую в последние годы поднимают некоторые представители нашей фольксгруппы, было опубликовано ряд статей в нашем журнале, в первую очередь, это статьи Р. Гайгера, Г. Дауба и наши совместные. Насколько мы знаем по отзывам, большинство наших земляков с нашей позицией согласны и придерживаются таких же взглядов, как мы и как серьёзная наука: российские немцы в Российской Империи были и остаются в современной России диаспорой, то есть частью немецкого народа, проживающей вне страны своего происхождения, Германии, и образующая сплочённые и устойчивые этнические группы в стране проживания. Такими сплочёнными и устойчивыми этническими группами немцев в России были украинские немцы, поволжские немцы, кавказские немцы и т.д.

Всех российских немцев можно объединить понятием «сообщество единой судьбы», в особенности после Второй мировой войны. И эта наша судьба была общей еще и с судьбой самого побежденного в войне материнского немецкого народа Германии. Все эти лукавые и неумные упражнения на тему «германороссов» и «особого народа российские немцы» просто смешны и не выдерживают никакой критики. Д-р Константин Эрлих додумался даже до того, что называет российских немцев «автохтонным народом России», то есть коренным, первоначальным народом, иначе говоря – аборигенами. Д-р Фризен идёт ещё дальше и видит корни этого «особого народа» в германском племени остготов, видимо, потому, что в 3-4 вв. н.э. в Крыму и Северном Причерноморье существовало Готское Королевство этого древнегерманского народа, который во времена Великого переселения народов (4-5 вв.) вместе с племенем аланов был захвачен этим потоком, продвинулся на запад и осел вместе с аланами в северо-восточной части Пиренейского полуострова, слившись со временем в один народ – каталонцев в нынешней испанской провинции Каталония, о чём говорит и сам топоним – название этой территории (Каталония), и этноним каталонцы, название самого народа – изменившееся со временем бывшее название Готалания – готаланы. Так что если уж кто-то является потомками готов, так это нынешние каталонцы. Возводить к ним современных немцев – потомков совершенно других германских племён, по меньшей мере, наивно и свидетельствует о полном невежестве таких горе-специалистов по истории и этнологии.

 

Румынские немцы (саксы Семигорья) прожили на территории Румынии более 7 веков и не стали особым народом «румынские немцы». Польские немцы, для которых Польша была родиной на протяжении 9 веков, – то же самое. Разговор этот можно продолжать долго. Немцы в Африке, Америке, Австралии – всё это немцы, а не особые «германо-африканцы» или какие-нибудь «германо-австралопитеки», и никому в мире и в голову не приходит в этом сомневаться. И только российские немцы – потомки немецких крестьян-колонистов, прожившие на территории России около 3 сотен лет, потугами необразованных людей превращаются в особый народ «германороссы».

Как говорится, не смешите наши тапочки. В данном случае мы имеем дело не с наукой и не с учёными, а с заумной безграмотностью во всех отношениях, которую в конъюнктурных целях высосал из пальца Г. Вормсбехер и которую у него то ли своровал, то ли получил в подарок Александр Приб, и теперь носится с ней, словно дурень с писанной торбой, чем конфузит нас, российских немцев. А потому наш искренний совет всем нашим землякам: не читайте этого, не побоимся сказать, неадекватного историка и ту несусветную чушь, которую он пишет, а его верный «Санчо Панса» А. Крайк услужливо распространяет. Будьте благоразумны и осторожны, не давайте себя околпачивать этими хитроумными наукообразными бреднями, позорящими не только наших настоящих учёных-специалистов, но и всех нас – как перед русскими, так и перед немцами да и вообще перед всем миром.

Чтобы не мудрствовать лукаво, советуем каждому проанализировать положение дел с национальной принадлежностью в своей семье. Начнём с себя и покажем это на примере наших семей и наших предков. Родители родителей одного из нас (Г. Дауба) по-русски вообще не умели говорить, а если и приходилось, то говорили, как иностранцы – односложно и с большим акцентом. Из того поколения он застал только бабушку, она по-русски не говорила. Мать и отец по-русски говорили, но с большим ацентом и предпочитали между собой, с детьми и родственниками говорить по-немецки. Их дети владели обоими языками с тенденцией перехода в быту на русский. Смешанные браки, которые были созданы потом, процесс русификации ускорили. По возвращении в Германию, дети разговаривают с родителями ещё по-русски, но между собой и с ровесниками – преимущественно по-немецки. Внуки – только по-немецки. У другого из нас (Р. Гайгера) семейная картина такая. Бабушка родилась (1872) в известном немецком селе на Волге Selmann. Позже семья переехала в Саратов, где она познакомилась с Матиасом Гайгером, приехавшим из немецкой колонии Шпайер в Херсонской губернии в Саратов для поступления в немецкую католическую семинарю, которую он и закончил, но пастором не стал, потому что женился на бабушке (у католиков действует целибат – безбрачие священников), и всю жизнь работал в гимназии преподавателем немецкого языка. Когда мать Р. Гайгера, в девичестве Агата Кран, родившаяся в чисто немецком селе Хортица (Запорожье), выросшая и закончившая там Grundschule, Mädchenschule, Zentralschule и немецкое педучилище, вышла замуж за его отца-одессита тоже Матиаса Гайгера и вошла в его семью, она, по воспоминаниям свекрови, бабушки Р. Гайгера, по-русски практически не говорила. Русским овладела в процессе обучения в пединституте только в 30-х годах. Всю жизнь проработала учительницей немецкого языка. Вся семья отца владела немецким языком в совершенстве. Старший брат, ещё будучи гимназистом, написал на немецком языке несколько поэм о древних германцах и Германии, патриотом которой был, сразу после революции уехал в Германию, остановился у дальних родственников в родовом селе Kuhardt (возле Шпайера), которые его приняли, как своего, и из которого в 1809 году уехал в Россию предок Гайгеров Доминик, без проблем поступил в Тюбингенский университет, после окончания которого защитил докторскую диссертацию и прожил очень активную жизнь на своей исторической родине. Его сыновья и сейчас ещё живут в Германии и недоумевают, когда им рассказываешь о том, что кто-то считает российских немцев не немцами.

Нет никакого сомнения, что и у А. Приба, непонятно, с какого «бодуна» взявшегося за этнографию, в которой, как со всей очевидностью показывают его опусы, ни бельмеса не смыслит, и придумавшего «народ германороссов», всё происходило и происходит точно так же, вряд ли его внуки разговаривают с ним ещё по-русски. Так что же получается: у всех нас наши родители и все другие предки были ЕЩЁ немцами, наши дети и внуки УЖЕ немцы, а мы и все родственники нашего поколения «германороссы»? Это же просто чушь! А особенности нашего поколения, проявляющиеся в поведении, некоторых привычках, владении немецким языком и т.д. – так это же понятный и естественный процесс ассимиляции, которой неминуемо подвергается любая диаспора, среди какого бы народа она ни проживала. Только и всего.

Кстати, процесс ассимиляции у российских евреев, как в массе своей городских жителей, ушёл гораздо дальше. Среди них только единицы владеют ещё языком идиш, а практически весь народ ассимилирован как в языковом плане, так и в культурном. Но никому из них и в голову не приходит относить себя к какому-то новому народу, сформировавшемуся на российской почве, какими-нибудь «жидоруссами» или «русоюдами», они остаются, как и их предки уже на протяжении 2 тысяч лет в диаспоре, евреями.

О каких «приобрeтённых (российскими) немцами новых характеристиках славяно-русской цивилизации» (!) (А.Приб) может идти речь, когда вплоть до середины 20-го века немецкие колонисты жили изолированно и компактно в своих немецких колониях и по-русски просто не умели говорить, что мы показали выше на примере даже наших родителей, не говоря уже о более далёких предках, и что без труда может подтвердить практически каждый российский немец (за исключением, конечно, городских жителей, которых было абсолютное меньшинство)? Достаточно напомнить многочисленные шутки о «русской» речи колонистов, типа «штель ти панка мит фарення уф ди полька им шулан» и подобное. Не это ли считает Приб «приобрeтёнными немцами новыми характеристиками славяно-русской цивилизации»?! Хороша же цивилизация... Это же относится и ко всей сумасбродной «теории германороссов», о которой берётся рассуждать с умным видом Александр Приб, а у некоторых демагогов поворачивается после этого язык называть его «видным историком-публицистом-политологом-писателем-поэтом...»

Вот что пишет этот «видный...» авантюрист от науки о менталитете российских немцев, который сформировался у них якобы в процессе их становления как особого народа в России и с которым они вернулись на родину предков: «Главным содержанием этого менталитета, определяющего (ни мало ни много! – Р.Г., Г.Д.) новую этническую картину мира (во аж куда хватил историк-этнолог Приб: российские немцы-«германороссы» определяют этническую картину всего МИРА!!! – Р.Г., Г.Д.)», являются: «...глубоко осознанная религиозность; священное отношение к труду, особенно на земле, как к делу богоугодному; прочные семейные узы; высочайшая любовь к отеческим гробам и к Родине, как высшему воплощению человеческой мечты о счастье; коллективизм, целомудрие, любовь к ближнему; умение сопереживать и соучаствовать; негативное отношение к неуемному меркантилизму, гедонизму и расточительству».

По Прибу, т.о., получается, что такие черты характера и поведения (менталитета!), как глубоко осознанная религиозность, священное отношение к труду, особенно на земле, прочные семейные узы, высочайшая любовь к отеческим гробам и т.д., российские немцы приобрели именно в России, что и превратило их в новый этнос.

Но, помилуйте, ведь это азбучные истины, что немцы (любые!) были вечными земледельцами-пахарями, их прилежность в труде и аккуратность стали легендой (Мой отец, впервые побывавший в Хортице у родителей моей матери и зашедший в коровник, был поражён чистотой, какую не найдёшь и в русской/украинской избе/хате. – Р.Г.); христианская религия и принадлежность к церкви органически присущи немецкому народу на протяжении полутора тысяч лет, в то время как языческому славянскому миру понадобилось для этого ещё 5 веков (на Руси, как известно, принятие христианства произошло в 988 г.).

Даже прочным семейным узам российские немцы, обязаны, оказывается, своему «уникальному (российскому) опыту», как будто и не слышал Приб никогда о трёх немецких «К»: Kinder, Küche, Kirche – дети, кухня, церковь, что лучше всего говорит за себя: тут и религиозность, тут и семья, и трудолюбие, и верность...

А что сказать об этой черте менталитета российских немцев, якобы приобретённой за 300 лет российской жизни: «Высочайшая любовь к отеческим гробам и к Родине, как высшему воплощению человеческой мечты о счастье». На это хочется привести впечатление родственника одного из нас, когда тот, переехав в Германию, впервые побывал на немецком кладбище: покинув его, он долго молчал под сильным впечатлением, а потом неожиданно «пошутил»: «Знаете, когда я увидел такое, мне... чуть не сказал, захотелось умереть, нет, не захотелось, а показалось не страшным. Какая культура, какая святость, какой упокой!..» А по Прибу, мы «высочайшую любовь к отеческим гробам и к Родине» воспитали в себе, оказывается, в России.

Оказывается, «негативное отношение к расточительству», что называет Приб в ряду благоприобретённых российских черт, мы тоже привезли с собой на свою историческую родину из России? Но тогда позволительно напомнить самое частотное в языке и прежней, и сегодняшней Германии слово sparen (экономить) – качество, в котором на Руси всегда было неловко даже признаваться, чтобы не попасть в плюшкины. Другое дело – широкая, русская купеческая замашка сорить деньгами, что прочно вошло даже в поговорку.

И вот так каждая высосанная Прибом из пальца «новая», благоприобретённыая черта российского немца должна безоговорочно подтверждать наличие новой этнической общности германороссов, которую (черту) сумасбродно приписывает неадекватный ум историка Приба нашему народу – российским немцам.

Откуда же взялась эта блажь в среде российских немцев, – утверждать, что мы некий новый народ? Нам кажется, что из всего этого торчат уши российской пропаганды. В России родили идею «Русского мира», к которому относят всех, кто говорит по-русски, где бы они ни жили – будь то пространство СНГ, Европа или хоть весь мир – вплоть до «негра преклонных годов» (который, как тут не вспомнить Маяковского, «русский бы выучил только за то, что им разговаривал Ленин»), составили чёткий и масштабный план его построения и всеми возможными способами и методами последовательно претворяют этот план в жизнь, внушая себе и миру, что этот мир (пардон за вынужденную тавтологию) должен быть создан, а для этого как раз и надо объединять всех русскоговорящих. Как идея об «особом народе российские немцы», рождённая Г. Вормсбехером в России, так и её разновидность – идея о «народе германороссов», которую пропагандирует А. Приб в Германии, вполне укладываются в матрицу идеи «русского мира»: наша родина – Россия, и мы только там можем сохраниться как народ, а в Германии мы (именно как особый народ!), онемечившись, обречены на ассимиляцию и, стало быть, исчезновение. А отсюда прямой вывод для российских немцев: те, кто ещё живёт в России, ни в коем случае не едте в Германию, ибо пропадёте, как «особый народ», а те, кто уже живёт в Германии, либо возвращайтесь назад в Россию, либо не онемечивайтесь в Германии, чтобы не выпасть из «Русского мира». Очень это нам напоминает известную сказку американского писателя Джоэля Харриса, в которой Братец Кролик умолял поймавшего его Братца Лиса, чтобы тот сделал с ним что угодно, но только не бросал бы его в терновый куст. Кстати, в нашей совсем не сказочной реальности некоторые «кролики» действительно поверили, что для них страшнее «тернового куста» ничего нет.

Многие наши земляки никак не могут понять логику этой «теории», рождённой то ли болезненной фантазией, то ли конъюнктурным политиканством одного из её «основоположников» Г. Вормсбехера, и они, читая его бесконечные и однообразные опусы об этом, задают недоуменный вопрос и просят разъяснить: как это понимать – что мы как народ исчезнем в Германии? Ведь для того мы и переехали в страну наших предков, чтобы не исчезнуть! Не исчезнуть, понятно, как немцы, к чему уже и шло в СССР и России: в результате переселения в 1941 году российские немцы были рассеяны на огромных территориях великой страны, и за полвека такой рассеянности, плюс политичекие ограничения, процесс ассимиляции/обрусения зашёл настолько далеко, что достиг критической черты. До полного исчезновения нашей этнической группы оставались буквально десятилетия. Совершенно очевидно, что речь идёт об исчезновении российских немцев как фольксгруппы именно в России, а не в Германии, что сегодня и происходит семимильными шагами.

Но это очевидно людям нормальным, не заражённым «германоросским» вирусом и конъюнктурными манипуляциями, то есть тем, кто как считал, так и считает себя и своих предков во всех поколениях немцами. А таковых среди российских немцев абсолютное большинство, о чём со всей убедительностью свидетельствует статистика вернувшихся на свою историческую родину и ещё желающих вернуться на неё.

Всё познаётся в сравнении. Давайте посмотрим, как ведут себя российские немцы в сравнении с другими народами и этническими группами в России. Крымские татары при первой же возможности дружно переехали из мест ссылки (в основном Средняя Азия) на свою родину в Крым, не дожидаясь, создадут им там автономную республику или нет. И это понятно: их родина Крым, другой родины у них не существует, потому они и есть коренной народ Крыма, а значит, России.

А как повели себя другие высланные этнические группы того же Крыма, например, крымские греки и крымские немцы? Они из мест ссылки тоже поехали, но! – не в Крым, а туда, где родились их предки, то есть на свою историческую родину, соответственно в Грецию и Германию! Нужно ли другое доказательство того, чтО именно они считают своей исторической родиной и, следовательно, кем считают себя?.. Явно не «эллинороссами» и «германороссами». Нужны ещё какие-либо параллели и доказательства?

Отсюда единственный вывод: российские греки и немцы – это диаспоры, а не отдельные, сформировавшиеся на российской почве народы, как нам пытаются внушить безграмотные дилетанты-историки и липовые «этнологи» наподобие Гуго Вормсбехера, подпевающего ему «известного писателя-историка-публициста-поэта» и т.д. Александра Приба, который с пьяного бодуна может выдать ещё и не такую чушь, подпевающего, в свою очередь, уже Прибу главного почтальона-распространителя такой макулатуры Александра Крайка или члена Союза писателей РФ, казачьего генерала, профессора и академика «кошкиной академии» ЕАН и прочая, и прочая афериста Германа, которым, как сообщило российское телевидение ещё в 2015 году, занимаются следственные органы российской прокуратуры – не правда ли, очень выразительная компания!?.

Убедительный совет: не только не верьте этим очень сомнительным «экспертам» – просто не читайте их сумасбродных сочинений, лжеидеи которых способен опровергнуть любой даже необразованный российский немец – одним-единственным, но неотразимым аргументом: на вопрос, кто он по национальности, он скажет: я немец. Может добавить: российский (или русский) немец. Можно допустить и такой ответ: да какой я уже немец, языка не знаю, всю жизнь прожил в русском окружении, а то и кто-то из родителей русский, так что русский я уже. И это не редкое сегодня явление, но! Но разве это означает, что такой человек «германоросс» или ещё какой-то «марсианин»? Абсурд! Это означает лишь то, что такой человек ассимилировался, обрусел и фактически уже русский, только и всего. А те, кто чувствует, осознаёт и считает себя немцем, те вернулись на свою национальную родину.

Вот ещё один показательный факт: те поволжские немцы, которые вернулись ещё в советские времена на свою реальную родину в Поволжье (около 40 тысяч человек), где они проживали 300 лет компактно и где должны были по теории «особого», «автохтонного» и «уникального» народа «российские немцы» превратиться в «германороссов» в первую очередь, ничтоже сумняшеся быстро в 90-е годы собрали свой скарб и были таковы – точно так же, как и абсолютное большинство их соплеменников, российских немцев из других регионов России и постсоветских республик, вернулись на свою национальную родину, в Германию. Вот такие это, Гуго Густавович и компания, «германороссы»!

Непонятно при этом одно: зачем же главные «германороссы», все эти писатели-историки-поэты Прибы, Германы и пр., уехали в Германию, зная, что тут они «исчезнут» как представители особого этноса, превратившись в немцев? И ещё. Сегодня в Поволжье осталось всего около 7 тысяч российских немцев да и из них многие, не задумываясь, переехали бы в Германию, если бы не ограничения в правилах приёма! Вопрос: что же это за родина такая, из которой убегают её «коренные, автохтонные» жители? Российские немцы своими ногами совершенно однозначно проголосовали против надуманной теории «особого народа» и показали, где тот народ, к которому они себя относят.

Мы считаем, что Дмитрий Ремпель, создавший партию «Единство» и открыто занимающийся политическим объединением всех русскоговорящих в Германии, Александр Приб, который присутствует на мероприятиях этой партии и публикуется в ее газетке со своими статьями о «германоросстве», а также активно публикует статьи с апологетикой Сталина на соответствующих российских сайтах, его товарищ представитель партии «Левые» Андреас Маурер, который так же, как и Дмитрий Ремпель, активно мотается в Россию и обратно, выступает там на российском телевидении и клевещет на немецкий народ, а также сам корифей Г. Г. Вормсбехер и его единомышленники в России, нудно повторяющие эту высосанную из пальца теорию об «особом народе российские немцы», объективно работают на осуществление проекта российской пропаганды и в конечном счете – российских спецслужб, который (проект) называется «Русский мир». Работают ли они в этом направлении по собственной инициативе и бескорыстно или им там всё же что-то перепадает, мы не знаем, как говорится, со свечкой не стояли.

Но в одном убеждены: теория «германоросства» и попытки ее реализации, то есть попытки объединять «русскоязычных» в Германии (другие страны в этом отношении нас не интересуют) под одной политической крышей, чреваты для нашей фольксгруппы очень нежелательными, если не сказать вредными, последствиями. На протяжении четверти века, когда основная масса российских немцев, переехав в Германию, старательно вживается в немецкое общество, имея целью слиться с материнской нацией, и усилиями многих наших земляков старается показать местным немцам, что мы фактически один народ, что мы в своей основе, в своём самосознании –немцы, все левые силы (а сегодня это абсолютное большинство этаблированных партий и журналистов) упорно отказывают нам в этом и продолжают называть «дойч-руссами». Сделаем обратный перевод этого термина – и получаем... всё тех же «германороссов». Так что и отсюда, из левой идеологии, растут уши А. Приба и компании.

В 1941 году вождь всех народов отнес российских немцев к «немецкому миру» и на этом основании объявил их 5-й колонной Германии. Чем это закончилось для российских немцев, мы знаем. А сегодня такие, как А. Приб, Г. Вормсбехер, записавшийся в германороссы А. Крейк и др. хотят, чтобы мы сами и добровольно стали называть себя частью «Русского мира», то есть чтобы мы сами считали себя «русской диаспорой» в Германии и, более того(!), даже особым российским народом, раз как народ мы сложились в России, а не немцами, кем мы на самом деле являемся и что сами о себе думаем. Если российские немцы в Германии массово клюнут на эту провокацию агентов влияния российской пропаганды, а значит, в конечном счёте, российских спецслужб, то они могут снова стать жертвой новой германо-российской войны, пока еще пропагандистской. И в таком случае местные журналисты по праву назовут нас 5-й колонной России. И будут иметь на это все основания, ведь произойдет это с нашего же согласия! Будущего мы не знаем, но нетрудно себе представить, какова была бы судьба 5-й колонны России в Германии в случае (не дай Бог!) возникновения настоящей войны с Россией или хотя бы дальнейшего обострения отношений с ней.

Мы неоднократно предупреждали своих земляков о лживости и вреде всех этих сумасбродных, далеко не безобидных, а следовательно, и небезопасных «теорий». Делаем это бескомпромиссно и решительно еще раз, уважаемые и далеко не безразличные нам наши земляки, – в надежде, что у вас хватит здравого смысла не клюнуть на удочку авантюристов и неучей и не дать сбить себя с толку в самом простом и очевидном для абсолютного большинства российских немцев вопросе, кто мы – одни из аборигенов России, «германороссы», или, пусть российские, но всё-таки немцы, за кого всегда себя считали, как всегда себя называли и называем и на основании чего переехали в Германию, на свою историческую родину.

В конце концов, каждый волен поступать, как ему вздумается, и выдавать себя, за кого хочет. Но лично мы, авторы этой статьи, знаем, что мы потомки украинских немцев, предки которых в 1809 году переехали в Россию (у одного из нас) из германского города Гейдельберга (род Дауба), у другого – из села Кухардт (Kuhardt) возле Шпайера (род Гайгера).

Мы хорошо знаем свои немецкие, германские корни и просим не записывать нас в «германороссы». Тех, кто с нами согласен, просим откликнуться хотя бы одной строчкой: «Прошу и меня не записывать в народ «германороссы», а считать немцем». Мы поместим ваши имена в бюллетене.

Желаем всем здоровья и призываем к ответственности за то, что говорим и пишем.

С мыслями о нашем немецком народе Генрих Дауб и Роберт Гайгер.