Непроизнесённые речи

Опубликовано: 25.08.2017 Печать E-mail

Председатель Координационного центра российских немцев «За будущее Германии!» Генрих Гроут и один из его членов Генрих Дауб в конце июля-начале августа приняли участие в двух мероприятиях, организованных представителями партии Альтернатива для Германии: Дауб 29 июля 2017 года в Пфорцхайме на собрании российских немцев-членов АдГ, образовавшем Сообщество по интересам российских немцев в АдГ (Interessengemeinschaft der RD in der AfD), Гроут неделю спустя в Берлине на мероприятии, посвящённом межкультурному диалогу в Европе, организованном депутатом Европарламента от АдГ Беатрис фон Шторх.

По ходу этих мероприятий планировались в том числе и их выступления, то есть, выступления в данном случае представителей от добровольной группы поддержки этой партии со стороны общественности российских немцев, но получилось так, что и то, и другое выступление не состоялось.

Мы не в обиде, так сложилось, у партийцев была своя напряжённая программа и наши загодя подготовленные речи так и не были ими услышанными.

Но нам, естественно, не хотелось бы, чтобы наша работа над этими выступлениями была сделана впустую. Нам кажется, что это, в какой-то мере, можно достичь тем, что мы опубликуем их здесь – пусть с текстами наших выступлений на немецком и на русском языке знакомятся и члены АдГ, и беспартийная, но заинтересованная публика.

Итак, читайте непроизнесённые речи Генриха Гроута и Генриха Дауба на немецком и тут же на русском языке

 

Генрих Гроут

Фольксгруппа российских немцев в международном диалоге европейского сообщества

Более чем 4-миллионная фольксгруппа российских немцев, которая сегодня живёт в Федеративной республике Германии, имеет богатый опыт совместной жизни со многими европейскими народами. Российские немцы узнали в Сибири и Казахстане многих поляков, болгар, греков, финнов, латышей, литовцев, эстонцев, многие из которых были, как и российские немцы, депортированы туда.

Особенно важно при этом подчеркнуть, что мы имеем и позитивный опыт совместного проживания с мусульманскими народами: казахами, киргизами, узбеками, туркменами, чеченцами, ингушами, крымскими татарами и другими. За всю почти 300-летнюю историю проживания немцев в России практически не было ЭТНИЧЕСКИХ конфликтов с немецкими колонистами на Волге, на юге Украины, в Крыму или на Кавказе. Позитивными были также взаимоотношения между немцами и ненемецкими соседями других национальностей в дочерних колониях в Западной Сибири и в Казахстане перед Первой мировой войной.

Этот опыт очень подходит к теме межнационального диалога между многочисленными коренными народами Европы, а также и многими иммигрантами – представителями народов из мусульманских стран мира – Турции, Ближнего Востока или Африки.

Но в истории российских немцев было и много печальных и драматических страниц. Это случалось каждый раз, когда мирная жизнь людей в Российской империи, а позже и Советского Союза нарушалась войнами с Германией. Тогда на российских немцев тут же начинали смотреть как на потенциальных врагов. За этим следовали всевозможные карательные меры против нашего народа.

Правда, был ещё период перед Первой мировой войной, когда российские предприниматели и патриоты вдруг увидели угрозу своему отечеству во влиянии немецких колонистов. Такая озабоченность возникла в связи с тем, что на юге России, а именно в причерноморском регионе, разбогатевшие колонисты начали скупать огромные сельскохозяйственные территории и тем самым становились всё важнее для сельского хозяйства Российской империи.

Немцы были, кроме этого, важным фактором также и в науке, системе обороны, в промышленности и торговле Российской империи. В десятки раз более сильным, чем их доля в общем населении империи.

Такое непропорционально высокое влияние в любом государстве, независимо от того, от каких пришлых народов оно бы ни исходило, всегда вызывало сопротивление внутри государства против таких «чужаков». Особенно отчётливо это можно проследить в истории еврейского народа.

Но можно, да и необходимо, чтобы эта чуждость в НОВОМ государстве сохранялась не вечно. Лучше всего это отчуждение преодолевается посредством ассимиляции иммигрантов. Есть, правда, примеры и другого рода, когда желаемые иммигранты по договорённости оставались с самого начала в своих компактных поселениях. Это доходило до того, что такие группы иммигрантов получали определённую автономию в сфере своей внутренней жизни. Именно эта модель была определяющей в совместной жизни немецких колонистов в России с другими народам на Волге и в причерноморском регионе.

Здесь немцы жили среди своих соплеменников, имея собственные школы и церкви, здесь они говорили на своём родном языке и жили по своим обычаям и традициям.

Они кормились от собственного сельского хозяйства, малых предприятий и торговли с жившими по соседству русскими, украинцами, татарами и другими народами.

Эта модель отлично функционировала в России и не провоцировала зависть и агрессию против колонистов. Колонисты, в свою очередь, не вмешивались во внутреннюю жизнь русских и украинских селений. Жизнь в деревнях местных народов текла параллельно жизни немецких колоний и полностью независимо от неё. И те, и другие платили налоги государству и усиливали Российскую империю.

Почти 150 лет такого сожительства с коренными народами России привели к формированию почти 2-миллионной этнической группы немцев в России. Они стали очень положительным человеческим и экономическим потенциалом для Российской империи в период до её разрушения в 1917 году. И это было самое счастливое время в истории этой фольксгруппы.

Большевистский переворот в октябре 1917 года в Петербурге, который в образовавшемся после этого Советском Союзе отмечался как Великая Октябрьская революция, стал началом драматического периода в истории российских немцев. Последствия этой политической аферы стали драматическими для всех народов этого огромного государства. Но больше всех, по-видимому, пострадали от неё немецкие колонисты. Прежде всего потому, что они были в среднем богаче, чем представители других наций и народов, именно поэтому им пришлось пострадать гораздо сильнее других в результате большевистской политики экспроприации И РАСКУЛАЧИВАНИЯ Во-вторых, потому что большинство российских немцев оказались намного более верными царскому правительству, чем сами русские или те же украинцы.

Но особенно опасным стало положение российских немцев (тогда более известных как советские немцы) после начала военных действий вермахта на территории Советского Союза в 1941 года. С этого момента вся фольксгруппа российских немцев была объявлена правительством Сталина врагами народа и депортирована из своих селений на Волге, на Украине, в Крыму и на Кавказе в Сибирь и Казахстан. При этом все семьи были разорваны: мужчины от 16- до 60-летнего возраста были отправлены в концлагеря, которые назвали «трудовыми колоннами», а в народе трудармией. Женщин согнали отдельно в похожие концлагеря. Дети оставались в местах депортации со своими дедушками и бабушками, а если таковых не было, то и с чужими людьми или становились просто беспризорными и не редко погибали. То есть был совершён самый настоящий геноцид, который отнял жизнь как минимум у каждого третьего российского немца.

К сожалению, и после Второй мировой войны российских немцев на протяжении десятков лет рассматривали как потенциальных врагов Советского Союза. Им нельзя было возвращаться в свои родные места, где они жили до войны. И уж совсем никакой речи не велось о возвращении Автономной Республики Немцев Поволжья и о компенсации за потерянное имущество. И до сегодняшнего дня они остались в России нереабилитированными, хотя Германия за последние 25 лет уже инвестировала в Россию, якобы для реабилитации российских немцев более 0,5 миллиарда евро.

Разочарование политикой России по отношению к своим собственным немцам спровоцировало российских немцев к массовой эмиграции из этой страны. Поэтому мы и находимся сегодня в Германии.

Но главной причиной возвращения нашей фольксгруппы на родину является не только недовольство политикой правительства бывшего Советского Союза и новой России. Намного важнее была наша озабоченность возможностью остаться немцами. Это была естественная реакция на политику насильственной ассимиляции, которая велась по отношению к этой этнической группе в Советском Союзе и которая не прекратилась в новой России Ельцина и Путина. Чтобы сохранить свою немецкость или попытаться спасти её, оставался только один путь, возвращение на историческую родину Германию!

Слава Богу и спасибо немецкому народу Федеративной Республики Германии, который тогда широко открыл ворота для всех немецких репатриантов. Но они, к сожалению, оставались открытыми недолго. Я ещё вернусь к этому позже.

Вернёмся ещё раз в военные и послевоенные годы в Советском Союзе. Как жили депортированные и выставленные в глазах других народов в качестве врагов немцы в Казахстане между казахами или в Киргизии с местными мусульманскими народами? Как развивались отношения между немцами, русскими и украинцами в Сибири?

Это были сложные отношения. Между названными группами населения были значительные различия. Казахи и киргизы, которые сами в определённой мере ощущали себя угнетёнными со стороны Москвы («нацмены»), отнеслись к депортированным немцам с большим сочувствием и дружелюбием. Но, несмотря на определённую симпатию, редко доходило до заключения браков между немцами и мусульманскими партнёрами. Этому мешали прежде всего большие религиозные различия и чуждые обычаи и традиции.

У немцев с русскими и украинцами, которые являются христианами, это происходило иначе. С ними у немцев было меньше различий в вере и культуре. В том числе и внешне русские и украинцы едва ли сильно отличались от немцев. Поэтому между немцами и русскими или украинцами браки заключались часто. И это в целом соответствовало московской политике ассимиляции. Из-за тотальной рассеянности среди других народов многих немцев не было другого выхода, как жениться на тех, с кем они жили рядом. Этот ассимиляционный процесс зашёл так далеко, что в начале 90-х годов прошлого века у немцев Советского Союза было зарегистрировано более 60% смешанных браков.

Теперь около 4 миллионов российских немцев с их семьями чувствуют себя в Германии на своей родине немцами и хотят жить здесь как немцы. Но неожиданно, в особенности начиная с осени 2015 года, национальное будущее немецкого народа было поставлено под вопрос федеральным правительством. У нас вдруг открылись глаза, и мы увидели, что наш канцлер Ангела Меркель проводит, ни с кем это не согласовав, преступную иммиграционную политику: в Германию были запущены многие миллионы людей из мусульманских стран. Эти иммигранты, лукаво называемые „беженцами“, не подвергались на границах контролю и регистрации и вместе с ними в Германию и в Европу сумели проникнуть многочисленные потенциальные террористы и бойцы Исламского государства.

С другой стороны, всем известно, что низкая рождаемость коренных народов Европы намного перекрывается уровнем рождаемости этих иммигрантов. С научной точки зрения ускоренная Ангелой Меркель иммиграция однозначно ведёт к замене немецкого населения пришлыми народами. Это не что иное, как политика предательства в отношении собственного немецкого народа!

Вскоре после призывов канцлера Меркель в 2015 году, приглашающих иммигрантов в нашу страну, вся Германия была уже в ночь на Новый, 2016-й, год шокирована первыми результатами этой иммиграционной политики.

Всё это российские немцы вдруг увидели и одновременно поняли будущую большую опасность для Германии. Мы получили шокировавший нас горький ответ на все наши надежды на надёжное будущее для наших детей и внуков, на гармоничную жизнь в безопасной стране как немцев и среди немцев.

Всё это следует учитывать, если мы хотим понять отношение российских немцев к сегодняшней политике в Германии и во всей Европе. О каком межнациональном диалоге в ЕС можно сегодня говорить, если не видеть при этом опасности политики замены коренного населения? А если мы эту опасность увидим, то этот диалог должен идти только в одном направлении: призвать все коренные народы объединить свои силы в борьбе против иммиграционной политики канцлера Меркель и верхушки ЕС! Только политика спасения европейских народов от инфильтрации чуждым элементом и исламизации может консолидировать европейское сообщество и усилить его.

Именно такой сигнал должен исходить сегодня от нашего мероприятия в Берлине в Брюссель. Это я считаю задачей данного мероприятия.

Др. Генрих Гроут,

председатель Международного Конвента российских немцев,

бывший председатель Всесоюзного общества немцев Советского Союза „Возрождение“ („Wiedergeburt“).

***

Генрих Дауб

Что мы ожидаем от политики?

Уважаемые дамы и господа, уважаемые земляки, уважаемый господин д-р. Мойтен!

Я член Координационного центра немцев из России „За будущее Германии!“. В конце января этого года группа наших земляков численностью около 30 человек встретилась в Нижней Саксонии и приняла решение на всех выборах, которые происходят в этом году, поддерживать партию Альтернатива для Германии (AfD). Просветительская работа Координационного центра ведётся под руководством многолетнего и большинству российских немцев хорошо известного д-ра Генриха Гроута. Д-р. Гроут был, начиная с конца 80-х годов, многолетним председателем общества „Возрождение“ („Wiedergeburt“) и до сегодняшнего дня является для многих российских немцев высокоуважаемой личностью.

Почему мы хотим поддерживать АдГ (AfD)? Потому что мы, так же, как и многие консервативные и патриотически настроенные местные немцы, хотим сохранить немецкую культуру и традиции. Мы хотим, чтобы Германия осталась немецкой, чтобы Германия осталась страной европейской и христианской культуры.

При этом мы совершенно честны перед обществом Федеративной Республики Германии: уже в наших заявлениях-антрагах с просьбой принять нас на постоянное жительство в ФРГ, которые мы подавали германским властям перед нашим приёмом, мы писали, что хотим переехать в Германию, потому что „хотим жить как немцы среди немцев“.

Мы сопротивлялись насильственной ассимиляции в бывшем СССР, которая была нам уготована политикой коммунистического режима. Мы не хотели раствориться в мультикультурном обществе бывшей советской империи, мы хотели оставаться немцами. Ещё меньше мы хотим раствориться и исчезнуть как немцы в мультикультурном обществе, которое искусственно создаётся в Германии её сегодняшней элитой. И мы никому не обязаны объяснять, почему мы этого не хотим: не хотим – и всё тут! Слишком дорого стоила нам наша возвращённая немецкая идентичность, чтобы мы отказались от неё без борьбы!

Точно так же, как и для многих думающих людей в Германии, нам, немцам из России, очень симпатична партийная программа АдГ (AfD). Комментируя эту мысль, я мог бы упомянуть многое, например:

– Мы поддерживаем предложение АдГ в том, что нам нужен иммиграционный закон по канадскому образцу. Мы, как государство и как народ, должны иметь возможность сами принимать решение, кого мы хотим принимать в Германии, а кого – нет. Лучше всего было бы, с моей точки зрения, разработать бальную рейтинговую систему, в которой культурная близость потенциального иммигранта к немецкой и европейской культуре рассматривалась бы как самый важный показатель.

На основании нашего исторического опыта как национального меньшинства в многонациональном государстве мы очень бы поддержали, чтобы ФРГ взяла на себя особую ответственность за все немецкие меньшинства в мире. Это совершенно неприемлемо, что ФРГ не принимает немцев из африканских стран. Всё ведь очень просто. Если, к примеру, немцам Намибии плохо в их стране, кто их спасёт, если не Германия? А мы можем вспомнить, как министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер ответил на такую просьбу немцам в Намибии: „Вы для нас не немцы, вы – намибийцы“. Это скандал: ведь эти люди оказались в этой стране не потому, что они уехали туда в качестве искателей приключений, а потому что Намибия – это бывшая колония Германского Рейха. Скандалом является и тот факт, что большое и богатое государство ФРГ не хочет у себя принять около 200 этнических немцев, проживающих в районе военных действий на Украине. При этом все люди видят, как намного более маленькие страны, как Греция, Израиль и Польша быстро эвакуировали свои этнические меньшинства из этого же региона. Я убеждён, что это очень вредит имиджу нашей страны в других странах.

– Как и многие другие немецкие граждане, большинство российских немцев выступают за хорошие отношения с Россией. Мы в этом вопросе совершенно согласны с АдГ (AfD): не может быть европейской безопасности без России и уж тем более с позицией против России. Этот вопрос, скорей всего, волнует нас ещё больше, чем других людей в Германии. И это легко объяснимо: у нас всё ещё много родственников в России, которым соответствующие германские учреждения отказали в приёме. И у нас есть очень ясное представление, какой у них будет судьба в России, если Германия снова будет иметь с Россией плохие отношения, мы это уже не раз в прошлом испытывали на себе. Поэтому мы говорим сегодняшней политической элите ФРГ: „Не ломайте отношения с Россией. А если уж вы это обязательно хотите сделать, тогда вначале эвакуируйте из этой страны всех немцев. Ещё один раз немцы в России не переживут такое же преследование, как во время Второй мировой войны“.

– Для нас безопасность наших семей, наших женщин и детей в списке приоритетов стоит на самом верху. После того, как коммунистическое государство в 1941 году отняло у нас приобретённую в России родину в немецких колониях, депортировало в азиатскую часть СССР и рассеяло среди разных народов на этих бесконечных просторах, у нас остался только маленький, но очень важный кусочек от этой родины: наши семьи. В семьях мы пытались сохранить наш язык и культуру – при помощи наших родителей, дедушек и бабушек. Последнее, правда, было очень нечасто, потому что после войны не все мужчины и женщины вернулись к своим семьям. Сотни тысяч из нас в 80-е и 90-е годы выехали из государств СНГ не в последнюю очередь потому, что они более не могли гарантировать людям безопасность. Нам пришлось пережить кровавые этнические конфликты в Средней Азии, в Молдавии и на Кавказе.

По этой причине мы с большой озабоченностью смотрим на события здесь, в Германии, где государство в последние годы демонстрирует всё бОльшую слабость: не защищая государственные границы, через которые в страну пропускают сотни тысяч нелегальных иммигрантов, проявляя неспособность защитить немецких женщин и девушек, среди которых были и наши соплеменницы, от сексуального насилия в Кёльне и других городах Германии во время традиционного массового празднования Нового Года в январе 2016 года, проявляя неспособность защитить женщин и детей от нападений, с чем немецкое население конфронтировано, начиная с начала этой интервенции нелегальных иммигрантов ежедневно!

Неспособность сегодняшних власть имущих гарантировать защищённость государственных границ вызывает у нас огромную озабоченность. Ежедневно мы видим неспособность государства защитить нашу жизнь, здоровье и собственность от исламистов и левых экстремистов. Импотентная государственная власть, даже если она не устаёт называть себя демократией, для людей гораздо хуже, чем диктатура, которая гарантирует порядок!

Я себя часто спрашиваю: те, что там, наверху, они ещё нормальные или нет? Совершенно очевидно, что опасность для нашего социального порядка исходит со стороны исламистов и левых экстремистов, но наша политическая элита „мужественно“ борется с „правой опасностью“! Что это вообще означает? Они сами сошли с ума или они нас считают за недоумков?

Естесственно, я понимаю, что они не сошли с ума, я понимаю, что они действуют так на самом деле в соответствии со своей идеологией. Они руководствуются в своей политике леволиберальной идеологией. Российский профессор и советник Путина Сергей Караганов недавно сказал следующее: „Самой большой проблемой Запада являются его идеологизированные элиты“. Я полностью с ним согласен! По этой причине нам срочно нужна деидеологизированная политика и деидеологизированные политики, которые будут думать и действовать чисто рационально, ориентируясь на разумность при принятии решений. Такую политику и таких политиков мы видим сегодня в партии АдГ.

– В связи с нашей историей мы имеем большой опыт совместной жизни с мусульманскими народами. И мы можем сказать: среди них есть очень много хороших людей, и сегодня мы можем высказать свою благодарность многим мусульманам за то, что они приняли в своей среде в тяжёлые времена наших депортированных Сталиным немцев и поддержали их. Но на основании этого же опыта мы можем совершенно однозначно сказать, что ислам стоит очень далеко от нашей культуры – во всяком случае, он никак не принадлежит к Германии! Ислам и европейская культура не подходят друг к другу, они находятся в постоянном конфликте друг с другом! Мы знаем, что мусульманские народы внутренне очень сильны в верности своей вере и своим традициям и из-за этого практически не способны к интеграции в другие культуры.

И поэтому мы предупреждаем германское общество: ислам не прощает слабости, а германское государство и германское общество в последние десятилетия и в особенности в последние несколько лет показали себя в отношении к мусульманам очень слабыми. Мы жили в мультикультурном обществе и в основном в азиатских, мусульманских регионах, и мы знаем, что среди мусульман могут утвердиться только те люди, которые уважают другие народы, но, с другой стороны, которые и сами имеют сильную волю к самоутверждению, которые любят свой собственный народ и собственных предков и готовы их защищать.

В Германии же сегодня пытаются построить мультикультурное (многонациональное) общество, предварительно при этом привив собственному народу неуважение к самому себе и к своим предкам и низведя любовь к своему народу до уровня чего-то преступного, „нацистского“. Мы знаем, что людей с такими установками мусульмане не уважают, они подвергаются с их стороны, образно говоря, пинкам и тычкам, на таких людей мусульмане плюют и о них вытирают ноги.

Мы предупреждаем германское общество, что приём большого количества людей из Азии и Африки таит в себе смертельную опасность для него! Это может привести к его гибели! Никто не может требовать от другого, чтобы он, спасая кого-нибудь, рисковал собственной жизнью. А Европа и Германия именно рискуют своей жизнью при попытке спасти миллионы азиатов и африканцев на своей собственной территории. Это просто глупо! Этим людям и народам можно и нужно помочь, но там, где они живут.

То есть, как вы видите, большинство российских немцев точно так же, как и члены Альтернативы для Германии, выступают против политики исламизации Германии.

Специфические политические интересы российских немцев

Я мог бы назвать ещё много пунктов, в которых наши позиции совпадают с программой АдГ и со взглядами многих других людьми в ФРГ. Но у нас есть и несколько пунктов, которые делают нас, российских немцев, политически релевантной группой в германском обществе. Это означает, что у нас есть такие специфические групповые интересы, для реализации которых нам нужно иметь своё лобби в политике. Насколько нам удастся реализовать эти наши интересы с помощью АдГ, я не знаю, это, очевидно, очень зависит от того, сколько наших земляков станут активными членами этой партии и насколько активно мы сами будем её поддерживать. Во всяком случае, рассматривая это с точки зрения программных целей АдГ, я не вижу больших препятствий для того, чтобы решить наши проблемы с помощью именно этой партии. Давайте сделаем эту попытку! Возможно, впервые в нашей истории у нас появился шанс не быть больше объектом политической игры, а её субьектом! Но это зависит в первую очередь от нас самих!

Что это за интересы?

1.Мы хотим, чтобы и дальше существовала возможность возвращения наших соплеменников в Германию.

2.Мы хотим, чтобы препятствия, созданные элитой ФРГ при приёме немцев из России, были уменьшены насколько это возможно с тем, чтобы гарантировать воссоединение разорванных в процессе нашего возвращения на историческую родину семей.

3.У нас есть интересы в сфере пенсионного обеспечения, где, с нашей точки зрения, наша фольксгруппа подвергается дискриминации.

4.На протяжении последних 20-25 лет наша фольксгруппа очень часто подвегалась со стороны левых журналистов оскорблениям и клевете. Они распространили много неправды о нас. Начиная хотя бы с того, что они не хотят признавать нас немцами и упрямо называют „германо-россами“ („Deutsch-Russen“). Коренное население Германии до сих пор знает о нас очень мало правдивого, зато очень много лживого. Нам необходимо иметь сильное представительство в политике, которое защищало бы наш имидж.

5.Наше землячество и другие объединения, которые осуществляют большую работу в сфере интеграции и сохранении культуры, нуждаются в финансовой поддержке государства, и это неудивительно, что в левом государстве ФРГ они получают её недостаточно, ведь в это же время более 100 миллионов евро уходят, как вода в песок, на бессмысленную „борьбу с правыми“.

6.Мы как фольксгруппа заинтересованы в политическом сотрудничестве с АдГ и готовы вместе с ней работать над проектом создания новой Германии, над настоящей альтернативой проекту левого движения 68-го года, над проектом, который ставит перед собой задачу преодоления вредной идеологии Франкфуртской школы. Я связываю эту надежду именно с партией Альтернатива для Германии.

В этом смысле я говорю с полной убеждённостью: мы должны сделать всё, чтобы АдГ на выборах 24 сентября нынешнего года вошла в бундестаг в качестве сильнейшей оппозиционной партии. Я призываю вас всех постараться мобилизовать как можно больше наших земляков, чтобы они пошли на выборы и отдали свои голоса партии АдГ (AfD)!

А вас, дорогие земляки, члены партии АдГ, я призываю прежде всего к единству!

Бюллетень ОВП. Август 2017. Спецвыпуск