Кого атакует культурная мафия?

Опубликовано: 24.09.2017 Печать E-mail

Режиссер А.Учитель в 2000-м году выпустил фильм про Бунина, где русский классик показан похотливым сатиром. В фильме также смакуется сцена досмотра в поезде, перескающем границу Германии, когда писатель отправлялся в Стокгольм на вручение Нобелевской премии. Режиссер, выросший в семье советского документалиста Ефима Учителя, снял эпизод с антифашистским запалом и этически разнузданно. И вот год столетия Русской катастрофы этот мастер, лауреат различных премий, решил отметить глумливой лентой с плясками, порноактером и Матильдой в платье из латекса.

Разразился скандал, который бушует в сетях уже не один месяц.

Приведем несколько высказываний.

Один из пользователей ФБ:

Скандал вокруг фильма Алексея Учителя «Матильда» относится к таким темами, которым не хочется уделять внимание из-за их нарочитой театральности и, де-факто, отсутствия повода для серьёзной дискуссии. Действительно, откуда здесь ждать серьёзного подхода: со стороны бездарных российских киношников, прожигающих бюджетные (т.е. наши с вами) деньги на очередной третьесортный фильм или от немытой орды «православных сталинистов», воспылавших к царю-мученику несколько своеобразной любовью и требующих «Матильду» запретить? Но, увы, только такие темы и становятся самыми обсуждаемыми в нашем «обществе спектакля». Ещё печальней, что о Православии и последнем государе будут судить по бесноватым «православным» и «монархистам», а законные требования свободы слова увяжут с горячечными «либералами».

 

------------

Б.Межуев:

Понятен смысл низового почитания святого, при том, что оно приобретает патологическую форму борьбы с произведением искусства, которое толком никто не видел и, видимо, мало кто увидит.

Этот культ своего рода критика сегодняшнего господствующего мировоззрения, с его четкой установкой на победу – культ побед, в том числе и спортивных, тем более политических и военных. Как бы в противовес официозу Победы мы имеем почитание проигравшего святого, который добровольно отдал власть и мученически погиб. Если и в чем сегодня и проявляется крупица подлинного христианства, так именно в этом культе, потому что Христос тоже проиграл, отдал власть Синедриону и прокуратору и принял мученическую смерть. Необходимо избежать соблазна при обсуждении этих споров обливать грязью «царебожников», говорить о них как о кретинах и фанатиках.

Необходимо вернуть светский консерватизм. Государство должно определять параметры дозволительного и недозволительного, в том числе в массовом искусстве. Это должен быть светский контроль, нельзя ни в коем случае отдавать его на откуп церковным организациям, у которых свои приоритеты, – и они иные, чем у государства.

Если бы сейчас было серьезное обсуждение фигуры царя, его плюсов и минусов, его ошибок, его преступлений, его подвига; если бы мы сейчас имели дело с серьезной дискуссией о кризисе монархии, вины, в том числе клира, который проявлял суперлояльность престолу, а потом вдруг в один момент отрекся от него. Если бы эти проблемы были на слуху, и мы понимали бы уровень серьезности произошедшего, то влияние всяких маргинальных идеологов и теневых лидеров общественного мнения, которые эксплуатируют подобные ситуации, было бы меньше.

Но российская власть занялась будущим и забыла о прошлом в тот момент, когда это прошлое требовало усиленного внимания. Условно говоря, если бы вышел на экраны серьезный фильм, в котором, возможно, были бы поставлены акценты не так, как кто-то этого хочет, но при этом речь бы шла о серьезных проблемах страны, мы бы не обсуждали идиотскую проблему: был или не был цесаревич повинен в адюльтере. Мы бы не дошли до идиотизма обсуждения этого сюжета как значимого. И выплеск этой низовой консервативной энергетики был бы направлен на что-то более серьезное и сам стал бы в этом случае более серьезным.

================

Отчасти с этим мнением спорит В.Можегов:

Расшатывать сознание обывателя и подводить мины под общественный порядок сегодня удобнее именно с помощью культурных артефактов …

...

Традиционный жупел: «не смотрел, но осуждаю» здесь не работает. Именно так - не смотрел, не имею никакого желания и категорически осуждаю безо всяких относительных вопросов. Поскольку, дело вообще не в кино. Что, конечно, прекрасно понимают не только православные ревнители, но и либеральные защитники картины, и чего совершенно не могут взять в толк недоумевающие граждане.

Культуртрегеры, работающие на этом поле, прекрасно понимают, что именно развенчание сакральных символов народов становится прологом к их уничтожению. Поэтому, такого серьезного подхода и потребовало отношение к «Матильде», как акту духовной диверсии, каким она несомненно и является.

Чем же еще может являться единственный (!) большой государственный культурный проект (!), созданный к столетней годовщине «русской революции» (премьера которого назначена на революционные дни), и откровенно глумящийся над памятью последнего русского Царя?

Не правда ли, это чем-то напоминает казнь «революционным конвентом» Людовика XVI перед согнанными к эшафоту потрясенными гражданами Парижа и окропление их с эшафота святой кровью короля: «кровь его на нас и на детях наших». Да, не столь драматично, по пост-модернистски весело и глумливо, но - с тем же духовным знаком и той же духовной сутью.

И ближе всего к истине, как ни странно, оказываются именно те, кто сравнивает «Матильду» с американской «войной с памятниками». Ближе именно потому, что, и там и там, мы действительно имеем дело с одним и тем же глобальным процессом, с одной «волной», идущей от западного побережья США до восточных границ Европы. И там и там речь идет о культурном терроре, направленном против исторической памяти европейца, белого человека как он есть.

Да, и снос памятников конфедератам в США, и фильм «Матильда», и наплыв беженцев в Европу, - все это разные феномены одного и того же процесса: культурной, гуманитарной войны против христианской, имперской идентичности европейца, белого человека. Где бы и как бы ни шла эта война - на уровне культуры, гуманитарных акций или экономических программ - это одна и та же война, которую ведут одни и те же силы по разные стороны океана, решающие одну и ту же задачу. Эта задача - построение нового глобального мирового порядка. И те, кто решает эту задачу, прекрасно понимают: пока в европейских народах жива память о христианских предках и императорах, память о христианской империи, память о великой европейской истории, - полная победа глобализма невозможна. Вот почему надо сносить памятники героям-конфедератам, снимать фильмы типа «Матильды», нагнетать этническую напряженность в Европе и т.д. и т.п.

...

Чтобы понять опасности, которые подстерегают нас со стороны наших так наз. «культур-элитариев», деятелей вроде Серебрянникова или Учителя, достаточно взглянуть на пример США. Глядя на духовный распад американской цивилизации, который мы наблюдаем сегодня, трудно себе представить, что еще каких-то 50 лет назад это был еще вполне нормальный консервативный мир. Ответственность за превращение его в сегодняшний «содом и гоммору» несли несколько «культурных школ», сформированных по принципу революционных партий (эсеры, большевики) или, точнее, тоталитарных сект. Одной из таких сект были так наз. «Нью-Йоркские интеллектуалы» - сплоченная семья культуртрегеров, вышедшая из среды авторов троцкистского журнала «Партизан-ревю». В 50-60-е гг. в Америке невозможно было стать писателем или иной заметной фигурой на культурном небосклоне, не пройдя тщательного отбора этой «семьи». Именно на этой группе лежит во многом ответственность за подготовку и проведение «культурной революции» 60-х в Америке.

Другой важной сектой (работающей уже на философском поле) была так наз. «Франкфуртская школа», создававшая теории «тоталитаризма» и «авторитарной личности», враждебных демократии. Работая бок о бок с «Нью-Йоркскими интеллектуалами», «Франкфуртская школа» готовила революцию 60-х, обрушивая свои удары прежде всего на традиционную семью и христианскую идентичность американцев.

Подобными сектами, работающими уже на поле психологии, были «фрейдистская» и «боасианская» антропологические школы. Они ставили своей задачей стирание генетических, национальных и расовых различий между людьми, размывание национальных культур белых народов. В это же время в моду в Америке входит психоанализ, становящийся чем-то вроде новой квази-церкви, подменяющей традиционные христианские институты.

Все эти секты, похожие по своему устройству (напоминающие, скорее, мафиозные кланы, нежели «научные школы»), координировали между собой свою деятельность, а многие персонажи (как, например, небезызвестная Ханна Аренд) были деятельными участниками сразу нескольких сект. При этом, «Нью-Йоркские интеллектуалы» контролировали элиту главных американских университетов (Гарвард, Беркли Колумбийский и Чикагский университеты), боасианская школа - средние учебные заведения, а психоаналитики окормляли средний класс американских городов.

Главными объектами атак этих культурных сект стали традиционная белая семья, традиционный институт отцовства и традиционная культура, как «неизбежно порождающие фашизм». В том же ряду воспринималось и христианство. Так Лео Штраус, духовный гуру «неоконов», одной из самых влиятельных и опаснейших политических сект современной Америки, всерьез предлагал для «спасения демократии» заменить христианство (как «неизбежно порождающее фашизм») иудаизмом.

Как видим, с точки зрения новых американских культуртрегеров, белый человек, христианин, осознающий при том свою культурную и национальную идентичность, оказывался «трижды фашистом» и подлежал немедленной перекодировке. Об успехе этой тотальной перекодировки свидетельствует сегодняшнее состояние американской цивилизации, лишенной всех своих духовных оснований и находящейся на грани хаоса и гражданской войны. Уничтожение последних символов традиционной американской культуры, которое мы наблюдаем сегодня, снос памятников героям-конфедератам и проч., представляет собой знаки конечного торжества разрушительных сил.

Статья В.Можегова полностью http://ruskline.ru/news_rl/2017/09/18/matilda_kak_akt_duhovnogo_terrora/