Торстен Манн о создании международной сети терроризма

Опубликовано: 13.09.2017 Печать E-mail

В последнее время в крупных городах Европы - как и во всем мире - участились террористические акты, ответственность за которые исламисты охотно берут на себя. С другой стороны, внезапные наезды на толпы прохожих и взрывы в общественных центрах, которые осуществляют террористы, всегда «забывая» на месте преступления свои документы, по мнению западных политиков, с «исламом не имеют ничего общего». А с чем тогда? Наверное, они точно знают под каким фрагом сегодня действует международный терроризм, если так уверены в непричастности «мирной» религии к убийствам мирных граждан.

Торстен Манн, автор книги «Красный Октябрь: кто планирует социалистический мировой порядок?», пишет: «Если раньше это был преимущественно открытый левый террор, то после распада Советского Союза очевидная марксистская направленность международного терроризма ушла на задний план, иначе говоря, на него повесили исламистской плащ.

Однако подлинной новизны в инструментализации ислама для террористических целей нет, это скорее временная перемаркировка. Развитие палестинского террора показывает, что начавшись как марксистское движение, он в нынешних политических условиях представляет исламистски мотивированную революционную организацию.

Пока не будет достигнута цель Мировой революции, для коммунистических стратегов не имеет особого значения какое направление имеет террористическая группа, если ее активность способна нарушить внутренний порядок западного общества или ориентированного на Запад третьего мира». (Torsten Mann, «Weltoktober: Wer plant die sozialistische Weltordnung?», 2007).

Несмотря на огромное количество научной литературы, посвященной изучению терроризма (в том числе в его международном облике), этот взгляд на происхождение исламистского терроризма нигде не встречается.

По наблюдениям политологов, потенциал современного терроризма формировался в годы «холодной войны» усилиями многих стран, в первую очередь ведущими государствами СССР и США и их партнерами по различным коалициям. СССР поддерживал левые и националистические движения, называя военно-техническую помощь коммунистическим режимам других стран интернациональным долгом. США, напротив, оказывал «экономическую помощь» группировкам, интересы которых в вопросах геополитики совпадали с собственными американскими. Таково часто встречающееся мнение.

 Вероятно, так и есть. Но вот что смущает: если, как пишет Википедия, «почти сразу после второй мировой войны США и СССР, вступили в ожесточённое стратегическое соперничество за влияние в мире», и «на Западе началась активная антикоммунистическая риторика», а «весной 1949 года США инициировали создание военного блока НАТО, мотивируя это необходимостью «борьбы с советской угрозой», то почему тогда США помогали Советскому Союзу в распространении коммунизма на страны «третьего мира», то есть, страны неприсоединившиеся ни к НАТО, ни к Варшавскому договору?

Американские исследователи (Дес Гриффин, Энтони Саттон, Гари Аллен) уже в прошлом столетии в своих книгах показали, что определенные круги в Англии и США, начиная с Октябрьской революции, очень заинтересованы в захвате власти коммунистами. Так, Дес Гриффин в книге «Die Illuminati» приводит ряд примеров из периода «холодной войны», когда все послевоенные правительства США способствовали установлению коммунистического режима в Европе, в Латинской Америке, Азии и Африке.

Например, о том как США помогли захватить власть китайским коммунистам, он пишет: «В 1945 году коммунисты в Китае были ничтожным меньшинством, которое овладело лишь несколькими провинциями. В конце второй мировой войны националистическое правительство Китая, верный союзник Америки в войне против Японии, столкнулось с задачей освобождения Китая от коммунистов. Правительство США вмешалось еще раз, чтобы укрепить власть коммунистов.

Генерал Джордж К. Маршалл, американский представитель в Китае, оказывал давление на Чанг Кай Ши, чтобы тот вовлек в правительство китайских коммунистов. Когда Чанг отказался, его лишили американской поддержки. В результате эмбарго у него не стало топлива для танков и кончились боеприпасы для огнестрельного оружия. В то же время коммунисты поддерживались Советской Россией (через Сибирь). Они также получили доступ к резервным запасам японского оружия, которое было захвачено американцами после капитуляции Японии. В результате этого армия Чанга - избранного президентом в апреле 1948 г. - медленно отступала, и 7 декабря 1949 года он со своим правительством бежал в Формозу (о.Тайвань)». К власти в Китае пришел Мао Дзе Дун.

«Теперь был свободен путь для корейской войны - войны, которую Америка не должна была выиграть, - пишет Дес Гриффин. - Когда в эту войну вступили китайские коммунисты, так называемые «китайские народные добровольцы», лидеры американской политики обеспечили им убежище за р. Ялу в Маньчжурии, запрещая американским командирам нападать на коммунистические базы и аэропорты. Кроме того, правительственные чиновники в Вашингтоне приказали Седьмому флоту в Формозском проливе, чтобы союзники американцев по НАТО помешали Чанг Кай Ши проникнуть в его потерянную родину». (...)

«Мы могли бы бесконечно долго продолжать серию событий, в которых официальный Вашингтон поддерживал коммунистическое дело, - пишет Дес Гриффин. - Вместо этого мы обратимся к самой большой американской трагедии - войне во Вьетнаме. Многие квалифицированные военные часто выссказывались, что США могли бы в течение нескольких недель уничтожить коммунистов и выиграть войну, если бы из Вашингтона пришел приказ. Но победа во вьетнамской войне не входила в планы инсайдеров. Она нанесла бы сильный удар по коммунизму и этим значительно улучшила бы имидж Соединенных Штатов в мире.

Вместо того, чтобы нацелиться на победу, Вашингтон приказал врага не бомбить там, где ему был бы нанесен наиболее чувствительный удар - его заводы вооружения, порты, железнодорожные склады, нефтеперерабатывающие заводы и т. д. Вместо того, чтобы выиграть войну, американцы строили в Южном Вьетнаме глубоководные порты, дороги и железнодорожные службы, аэропорты и другие стратегические объекты и передали их врагу, которого они поддерживали задолго до начала войны. Кроме того, они оставили коммунистам в качестве подарка военную технику стоимостью 5 миллиардов долларов».

Политику Джимми Картера в Африке Дес Гриффин назвал «коммунизацией Африки». Он пишет: «Политика США в Африке является сегодня советской политикой. Несмотря на то, что они внешне боролись друг протв друга, они полностью идентичны. В прошедшие несколько лет администрация Форда и Картера осуществили генеральный план супербогатых. Они закачали почти 100 миллионов долларов в Родезию (Зимбабве) и в окружающие Южную Африку «прифронтовые государства».

Хотя эти средства были названы «экономической помощью», они были использованы для финансирования борьбы за коммунизм. Президент Картер раскатал красный ковер для Джулиуса Ньерере, диктатора Танзании, когда он был нужен Соединенным Штатам. Убеждённый левый социалист Ньерере, который несет ответственность за массовые убийства 55 000 арабов и индусов во время революции 1964 года, является конкурентом Ади Амина в борьбе за титул «черного Гитлера Африки».(Хотя, гораздо точнее и справедливее применить термин "черный Сталин Африки"-- прим.редакции).

Террор распространился также на Замбию, Ботсваны, Танзанию и Мозамбик - но это не война между черными и белыми или идеологическое противостояние между левыми и правыми. Мы являемся свидетелямии тщательно спланированной кампании социалистов, поддерживаемых крупным капиталом, цель которой уничтожить любой намек на свободу в Африке и построить социально-экономическое рабство во всем мире. Эндрю Юнг, Киссинджер и Кир Вэнс выполнили все договоренности с истеблишментом.

Сомнения по поводу симпатий Картера к социалистам исключены. Его посол в ООН Эндрю Юнг олицетворял позицию правительства США в отношении Африки. Джошуа Нкомо, один из фаворитов Юнга и лидер «Патриотического фронта» в Родезии (каолиция террористов) сказал о своих планах на будущее: «Я не успокоюсь, пока реки Зимбабве не станут красными от крови каждого белого мужчины, каждой белой женщины, каждого белого ребенка и каждого африканца, который их поддерживает». И этого Нкомо Картер и его друзья считают умеренным!

Нравится нам это или нет, но факты очевидны. Американские налоговые доллары используются для того, чтобы убивать или калечить невинных черных и таким образом раздуть «атмосферу страха». Террористы открыто признают, что они используют советские AKA-47с и китайскую военную технику, но их финансирование обеспечивает Америка. (...)

В интервью, опубликованном Newsweek в 1976 году генерал ван ден Берг (генеральный директор Бюро государственной безопасности в Южной Африке и правая рука тогдашнего премьер-министра Форстера) сказал, что он без оговорок перенял бы план Киссинджера, согласно которому Юго-Западная Африка и Родезия постепенно попадут в руки марксистского меньшинства».

О том, как идеи марксизма-ленинизма попали в Африку (и другие страны третьего мира) и как на протяжении многих десятилетий усилиями секретных служб советского блока создавалась сеть международного терроризма рассказывает третья глава книги Торстена Манна, названная «Терроризм в концепции коммунистической стратегии». Мы предлагаем читателю несколько сокращенный перевод этой главы.

Экспорт революции в страны третьего мира

Не голод и материальные лишения являются причиной нынешнего терроризма, который начался в 1960-е годы и, начиная с сентября 2001 года, достиг нового уровня; в большей степени, международная террористическая сеть является неотъемлемой частью коммунистической долгосрочной стратегии, которая была подготовлена стратегической Комиссией Брежнева под руководством Хрущева в конце 1950-х годов.

Советские стратеги планомерно использовали вакуум власти, образовавшийся в конце 1950-х и в начале 1960-х годов в результате выхода бывших колониальных держав из многих странах третьего мира для того, чтобы привести там к власти лояльные Москве движения, что зачастую не могло быть достигнуто без разжигания региональных гражданских войн. Лидеры этих движений нередко получали образование в Восточной Европе и в основном за счет государственных стипендий, которые были зарезервированы для студентов из развивающихся стран.

Для их обучения были основаны специальные университеты, например, в 1960 году появился университет Патриса Лумумбы в Москве или также «Университет 17 ноября» в Праге. Самый больший контингент «кадров интелигенции» из стран третьего мира обучался в университете Патриса Лумумбы. Университет, который возглавлял КГБ и в котором главным образом преподавали инструкторы КГБ, занимался подготовкой студентов из слаборазвитых стран для того, чтобы они, вернувшись в свои страны могли стать там ядром просоветской деятельности.

Многие иностранные студенты во время учебы были завербованы спецслужбами Восточного блока непосредственно для Советского Союза, и таким образом КГБ создал обширную сеть агентов в политически активном высшем слое третьего мира. Печально известный террорист Карлос Рамирес Санчес, называемый также Карлос Шакал, который продавал свои услуги любому, кто был готов заплатить за них, учился в университете Лумумбы, где стал там агентом КГБ. (Claire Sterling. Das internationale Terrornetz - Der geheime Krieg gegen die westlichen Demokratien. Scherz Verlag, 1981. S. 150).

Однако, Советский Союз не ограничивался только интеллектуальной подготовкой политических лидеров. На территории всего советского блока и на Кубе были созданы также тренировочные лагеря, в которых под суперинтендантством КГБ и ГРУ (Государственного разведовательного управления) получили военную подготовку коммунистические партизанские движения из многих стран третьего мира.

Клэр Стерлинг пишет: «Тысячи молодых радикалов, прошедшие такую подготовку, вернулись на родину в качестве ядра про-советской команды, начиная от Ирана до Чили. K ним относятся Ангола и Мозамбик, палестинское сопротивление, весь арабский мир и вся Латинская Америка».

И даже после завершения обучения поддержка иностранных студентов со стороны Восточного блока не прекращалась. Только благодаря поставкам оружия и финансированию эти движения могли продвигать в своих странах революции и тем самым вызвали бесчисленные войны, которые нередко приводили к голоду и массовой гибели населения. Пресловутая бедность третьего мира берет начало в главным образом в тех бесчисленных гражданских войнах, которые были инициированы коммунистическими движениями с прямой поддержкой Советского Союза.

В некоторых случаях в войнах на африканском и азиатском континентах даже использовали армии стран Восточного блока, в том числе Советского Союза, как например, во Вьетнаме, где присутствовали советские военные советники, или в Анголе, где среди прочих пришлых боевых отрядов на стороне марксистской МПЛА войну вели кубинские вооруженные силы.

Успехи советского участия в третьем мире очевидны. Сначала Куба попала в сферу влияния Кремля, а затем последовали американские катастрофы во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже, и наконец, многие из стран Африки и Латинской Америки оказались в руках красных. С государством Южной Африки в восточный лагерь перешел последний антикоммунистический бастион на африканском континенте, что в будущем с точки зрения богатства недр этого государства, будет иметь еще и стратегическое значение.

Строительство международной террористической сети

Уже в 1964 г. Политбюро ЦК КПСС приняло решение увеличить расходы в сфере терроризма за рубежом на 1000 процентов. Клэр Стерлинг пишет: «спецслужбы всех стран коммунистического блока участвовали в наборе шпионов и инфильтрациях левых террористических движений возникших по всему миру; в Чехословакии, в ГДР и на Кубе были созданы специальные партизанские тренировочные лагеря для >избранных террористов со всего мира< ». (Das internationale Terrornetz, S. 20; Viktor Suworow. GRU - Die Speerspitze. Scherz Verlag, 1985. S. 90).

Два года спустя, в январе 1966 года в отеле Habana Libre в Гаване по инициативе Международного отдела ЦК КПСС открылась «Первая конференция солидарности народов Азии, Африки и Латинской Америки», называемая также «Конференцией трех континентов». После большевистской революции 1917 года еще не было ничего подобного, и эта встреча должна была изменить мир.

Общая декларация напомнила пролетариям из всех мест о необходимости тесной сплоченности между >социалистическими странами< (советского колора) и национально-освободительными движениями, к которым заблаговременно были причислены также >демократические рабочие и студенческие движения в Европе и в Северной Америке<». (Hans Graf Huyn. Die Deutsche Karte - Moskaus neue Strategie. Universitas Verlag, 1991. S. 91).

Цель конференции состояла в том, чтобы создать своего рода генеральный штаб для революции в странах третьего мира и «противопоставить всемирным предприятиям империализма глобальную революционную стратегию», как сформулировал это политический деятель Марокко Бен-Барка аль-Махди, один из лидеров «Движения трёх континентов». (Das internationale Terrornetz, S. 20).

На конференции присутствовали 513 делегатов из 83 стран третьего мира, 64 человека из 14 международных левых организаций, а также представители из семи стран Восточного блока. Среди них были такие хорошо известные имена, как популярный в среде движения 68-х «Че» Гевара, шеф Палестинской либеральной организацией (PLO) Ясиф Арафат и бразильский революционер и теоретик городской партизанской войны Карлос Маригелла, известный как автор справочника для левых партизан. Советский Союз был представлен делегацией из 50 членов, возглавляемой лидером КП Узбекистана Шарафом Рашидовым. (Astrid von Borcke. Unsichtbare Weltmacht KGB - Steht sie hinter Gorbatschows Perestroika? Hänssler Verlag, 1989. S. 100).

Ханс Граф Хоин в книге «Die Deutsche Karte - Moskaus neue Strategie» пишет: «На Конференции приняли решение о координации международного терроризма под руководством Москвы и создании в том же году на Кубе первых десяти тренировочных лагерей для обучения террористов, возглавляемых полковником КГБ Вадимом Кочергиным».

Эти учебные лагеря были организованы к югу от кубинской столицы спустя десять месяцев после «Конференции трех континентов». Впоследствии советские специалисты ГРУ совместно с кубинской разведкой DGI (Direccion де Inteligencia Generale) ежегодно обучали там около 1500 боевиков и террористов. (Soviet Analyst, Vol. 28, Nr. 6; Unsichtbare Weltmacht KGB, S. 101).

На открытии «Конференции трех континентов» Фидель Кастро объявил: «Каждое революционное движение в мире может расчитывать на безусловную поддержку Кубы». Но уже тогда Кастро был едва ли больше, чем рупор Москвы, и спустя два года Кремль вынудил его заключить секретное соглашение, с которым Куба отдала последний остаток своей внешнеполитической независимости в пользу Советского Союза и свою секретную службу DGI подчинила КГБ. (Das internationale Terrornetz, S. 262).

Коммунистическая партия Кубы уже была пронизана верными Москве товарищами и советскими агентами. Маленькая страна держалась в послушании путем советских поставок нефти, сырья, промышленных товаров и машин всех видов, которые держали Кубу экономически в полной зависимости от старшего брата.

Клэр Стерлинг писала: «В 1978 году, как сообщил журнал новостей Time, Россия платила Кубе 6 миллионов долларов США в день в прямых субсидиях и кредитах, продавала Кубе 190 000 баррелей нефти в день за половину цены на мировом рынке, покупала 3,5 миллиона тонн кубинского сахара в год по цене в 4 раза выше цен мирового рынка и оснастили все кубинские вооруженные силы за счет СССР. (...) В обмен на это Кастро согласился > принять историческую роль коммунистических партий в мировой революции, под которой имелась ввиду ее московская разновидность». (Там же, S. 262).

Другим условием этого договора было введение сначала 5 000, а позднее 10 000 советских советников в различные сектора экономики Кубы, в вооруженные силы, и, конечно, в тайные службы DGI. Ежегодно, также как это было со странами Варшавского договора, множество людей из кубинских спецслужб направлялись на учебу в Москву, где многие из них были завербованы КГБ.

Кроме того, утверждение КГБ требовалось для всех оперативных решений кубинской разведки DGI и его годового бюджета. Все, что предпринимала Куба для поддержки международного терроризма и так называемых национально-освободительных движений, происходило с ведома и согласия, если даже не по приказу Кремля. (Там же, S. 263).

К советским тренировочным лагерям в странах Варшавского договора, а именно, в Советском Союзе (Москва, Ташкент, Батуми, Одесса, Баку, Симферополь), в Чехословакии (Карловы Вары, Дупов) в Восточной Германии (Финстервальд), в Венгрии и Болгарии, а также на Кубе, вскоре присоединились лагеря в Северной Корее, в Южном Йемене, Иордании и Ливане, Алжире, Ливии и Сирии, где ремеслу террористов и партизанских бойцов обучались начинающие убийцы, похитители и вымогатели со всего мира под руководством коммунистических инструкторов , которые внушали им также марксизм-ленинизм.

Хозяевами в лагерях на Ближнем Востоке были в основном палестинцы, которые ранее направляли своих учеников в тренировочные лагеря в страны советского блока и на Кубу. С начала 1970-х годов, кубинские инструкторы пришли в лагеря Ближнего Востока, чтобы там тренировать международных террористов. (Там же, S. 22).

Обучено было буквально десятки тысяч левых со всего мира, в том числе американские «Черные пантеры» и леворадикальная боевая организация «Синоптики» (Weathermen), немецкие Фракция Красной Армии (RAF) и «Революционные ячейки», которые вели антиимпериалистическую вооружённую борьбу, французские и итальянские ультралевые, Ирландская республиканская армия (IRA) баскская подпольная организация (ETA) и многочисленные арабские, африканские и латиноамериканские террористические банды. Даже японцы были в этих лагерях, которые присоединились к туркам, иранцам, армянам и курдам. (Там же, S. 202, 265).

Те, кто оказались особенно подходящими для спецслужб, уже во время их обучения были в большом количестве завербованы в КГБ. Чтобы привлечь также исламских террористов, Советы использовали офицеров КГБ из советского Казахстана. (Там же, S. 264, S. 294).

Советский разведчик Станислав Лунев, который в 1992 году перешел на другую сторону, указывает на то, что, например, не только секта Аум Shinrykyo, которая провела газовую атаку в токийском метро была подготовлена ГРУ, но и также террористическая группа, которая в 1993 произвела первый взрыв Всемирного торгового центра, и что ответственным за это была группа Аль-Каида Усамы бен Ладена. (Stanislav Lunev, Ira Winkler. Through the Eyes of the Enemy - Russia 's highest ranking defector reveals why Russia is more dangerous than ever, Regnery Publishing Inc., USA, 1998. S. 32).

Лунев пишет дальше: «КГБ выделял деньги и средства связи для террористов, в то время как их подготовка и поддержка были зарезервированы за ГРУ. ГРУ обучало террористов почти из всех стран мира, в том числе из Ирака, Ливии, Ирана, Египта, Сирии, Ливана, Палестины, Италии, Германии, Испании, Турции и Латинской Америки. Там, где не было террористических банд (...) ГРУ помогло их создать, и затем обеспечило им необходимую подготовку, финансирование и организационную поддержку. Лунев подчеркивает, что поддержка международного терроризма была продолжена также при Горбачеве. Если верить британской информационной службе, то это обучение продолжалось, например, в Чечне и в Пакистане. (Soviet Analyst, Vol. 27, Nr. 8/9 und Vol. 28, Nr. 6).

Обучение включало все, что нужно партизану для войны, от чтения карты, снайперской стрельбы, стрельбы из гранатомета, ухода за оружием, логистики, коротковолновой технологии вещания, знания о взрывчатых веществах и рукопашном бое до похищения детей, диверсии, городской партизанской тактики, подлога и маскировки. (Das internationale Terror, S. 204 und S. 149).

Клэр Стерлинг так описывает учебный план, которому подверглась группа палестинцев в советском лагере: «Их рабочий день начинался в 5 часов утра с гимнастики и утренней переклички. За этим следовали два часа политзанятий: о русской революции, о русских потерях в Первой и Второй мировых войнах, о завоеваниях русской революции, о сельском хозяйстве и промышленности в Советском Союзе; о принципах социализма и коммунизма, о жизни и теории Ленина, Маркса, Энгельса и Сталина, о связи России с третьим миром; о борьбе против империализма, сионистские связи с империализмом .... о советском вкладе в палестинское освобождение; кроме того, были курсы русского языка. Далее следуют три часа практических занятий ... В конце каждый выпускник был отпущен с сертификатом и книгой о Ленине». (Там же, S. 293).

Также после обучения террористы могли рассчитывать на поддержку со стороны Восточного блока. Особенно о роли ГДР, как места отдыха для террористов Фракции Красной Армии много раз подробно сообщали немецкие СМИ после воссоединения Германии. Однако коммунистический режим ГДР не ограничивал свою поддержку только RAF, также ООП и другие террористические группы всегда находили в Восточной Германии и в других странах Восточного блока помощь и убежище, от предоставления безопасного укрытия до обеспечения поддельными загранпаспортами. (Red Horizons, (Red Horizons - The True Story of Nicolae & Elena Ceausescus' Crimes, Lifestyle and Corruption, Lt. Gen. Ion Mihai Pacepa. S. 102).

В 1991 году вышла книга Манфреда Шелла и Вернера Kaлинки «Stasi und kein Ende», где говориться о поддержке терроризма органами государственной безопасности ГДР. Они пишут: «RAF и ООП, находящиеся в международном розыске террорист Карлос и Абу Дауд, группа Абу Нидал, спецслужбы и команды из Южного Йемена, Ливии, Ирака, Эфиопии, Ливана и Сирии - все кто в мире терроризма имел имя, пользовались защитой и поддержкой режима Социалистической единой партии Германии (СЕПГ).

Руководство СЕПГ и Штази в течение более 20 лет, были задействованы в международном терроризме в гораздо большей степени, чем сначала предполагалось. Так, террористические организации и отряды убийц из многих стран мира, особенно из арабских стран, могли с согласия Хонекера и его правительства, как также Министерства государственной безопасности (Штази), использовать в ГДР территорию СЕПГ в качестве безопасной операционной базы для работы против Западной Европы.

Но СЕПГ и Штази не ограничивались только терпимостью к террористической деятельности на своей территории. Они также взяли на себя активную роль в восстановлении арабских разведслужб через Министерство госбезопасности, позволяли им использовать насильственные средства и методы «политической» борьбы, способствовали обучению террористов и преступников. Совместная работа зашла так далеко, что для ликвидации перешедших на сторону Запада сотрудников разведки СЕПГ и Штази прибегали к помощи арабских террористических организаций». (Manfred Schell, Werner Kalinka. Stasi und kein Ende - Die Persone n und Fakten,; Bertelsmann Verlag, 1991. S. 238, 239, 241).

Примечателена еще одна деталь, а именно, агенты Штази после падения берлинской стены выразили мнение, что создание организации Абу Нидала, который до Усамы бин Ладена считался опаснейшим террористом в мире, было успешно завершено в 1987 году в Восточной Германии, поэтому также после воссоединения в стране имеется готовый к употреблению высококвалифицированный террористический потенциал, способный действовать в любое время. (Там же, S. 244).

Для поддержки террора в Западной Европе Восточный блок использовал так называемое соглашение T.I.R. (Transport International de Marchandisespar la Route) по упрощению таможенного оформления во время транспортировки грузов через государственные границы. В 1980-й годы на улицах Западной Европы можно было часто видеть грузовики из Восточной Европы со знаком T.I.R., чей груз была опечатан таможенными органами, чтобы при пересечении границы можно было перевезти груз без проверки.

Бывший глава румынской разведки Ион Пачепа сообщил, что большинство водителей румынских грузовиков T.I.R. были агентами разведки Румынии, которые перевозили в Западную Европу не только оружие для террористов, но и наркотики. Кроме того, эти водители держали контакт с румынскими шпионами в западных странах. (Red Cocaine - The drugging of America and the West, Joseph D. Douglass Jr.; Edward Hale, UK, 1999. S. 54).

То же самое сообщают его болгарские коллеги, а это значит что Румыния была не единственной страной советского блока, которая злоупотребляла соглашением T.I.R. для подрывной контрабанды.

Примером террористического акта, которому ГДР оказала поддержку и который иллюстрирует причастность советского блока к международному терроризму, является взрыв бомбы в берлинской дискотеке La Belle в 1986 году, когда погибли три человека и 200 получили ранения.

Авторы книги «Stasi und kein Ende» писали об этом случае: «Штази уже 20 марта 1986 г. конкретно знала, что ливийское Народное бюро (посольство) планировало взрыв в Западном Берлине, и оно было даже непосредственно вовлечено в это через своего агента. Агент, араб, был проведен в Штази под кодовым названием > Alba <. Он постоянно информировал Штази о ходе подготовки преступления и принимал непосредственное участие в проведении теракта >La Belle< в Западном Берлине. Информация, которую получали Штази и СЕПГ от агента была им важнее, чем предотвращение терактов. После взрыва в дискотеке обоим убийцам было позволило свободно уйти в сторону Ливии».

Примечательно, что нападение «было санкционировано с самого верха». Манфред Шелль и Вернер Калинка в своей книге подчеркнули: «Отдельные попытки Министерства госбезопасности предотвратить эту атаку - так как там оценили высокий риск запутывания ГДР в этот теракт и хотели поставить барьер разнузданной деятельности ливийцев - были остановлены по высочайшему повелению коммунистов СЕПГ. Вместо этого Хонеккер и Милке дали указания Министерству госбезопасности сделать все возможное, чтобы скрыть ливийских преступников. Это происходило в то же время, когда Хонеккер выразил «соболезнование» семьями жертв La Belle. (Stasi und kein Ende, S. 231, 238; Der Spiegel, 27/44, 2.07.1990 S. 126-128).

Нападения на ночной клуб La Belle и на рейс Pan-Am 103 не только показывают причастность коммунистического блока к международному терроризму, но и то, что террор имеет государственную поддержку. Это установленный факт, что так называемые «государства-изгои» играют важную роль в поддержке терроризма. Но также факт и то, что все эти «государства-изгои» были союзниками Советского Союза и, что только капиталистический Запад и его союзники стали жертвами террора, поддерживаемого государством.

Из 2,700 случаев терроризма, которые были зарегистрированы в период с 1968 по 1986 годы 2206 состоялись в Западной Европе, и только 62 были известны в коммунистическом мире. (Unsichtbare Weltmacht KGB, S. 103).

К государствам, которые поддерживали международный терроризм, относятся прежний режим в Ираке, Иран, Ливия, Куба, Северная Корея, Судан и Сирия. Все эти государства были связаны с Советским Союзом и Китаем, и все они были ими модернизированы в военном отношении. Эти связи, конечно, не оставалось скрытыми для правительства США, как официально заявил в августе 2002 года Министр обороны США Дональд Рамсфелд. (Pravda, 2002-08-23: »RUMSFELD: RUSSIA DEALS WITH TERRORIST STATES«).

Непонятным образом, писал Newsmax, Вапшингтон как и прежде держится за иллюзию «стратегического партнерства» с Москвой и пытается кооперировать с Москвой в борьбе против терроризма. (Newsmax, 8, 22. März 2002: »Drugs,Russia and Terrorism«).

Эта попытка неизбежно обречена на провал. Особенно потому, что из многих малых и разбросанных по всему миру криминальных банд образовалась международная террористическая сеть. В этом заслуга коммунистического Восточного блока. Впервые КГБ свела вместе такие группы как Баскская сепаратистская организации или Ирландская республиканская армия с Палестинской либеральной организацией или Африканским национальным конгрессом (Лидер АНК Нельсон Мандела).

После данным переписи ЦРУ, уже в 1976 году было более 140 террористских банд из почти 50 стран, которые в некотором роде были связаны между собой, сегодня эта цифра, должно значительно выше. (Das internationale Terrornetz, S. 16).

Цель терроризма

Основной целью терроризма в концепции коммунистической долгосрочной стратегии является внутренняя дестабилизация Запада путем распространения страха и ужаса до полного крушения закона и порядка, и, если представится возможным, вплоть до свержения правительства. Террор здесь следует рассматривать в качестве побочной меры к другим операциям, например, подстрекательство социально слабых групп населения в результате экономического кризиса или распространение дезинформации, которая должна помочь создать предреволюционную ситуацию.

Для достижения этой цели не нужно полностью контролировать каждую террористическую организацию; достаточно уже, поддерживая их вооружением финансами и обучением, держать дееспособными. Террористы знают, что они должны делать, чтобы уничтожить западную цивилизацию, потому что их учили этому со дня рождения международного терроризма в 1960-х годах.

До тех пор, пока не произойдет всестороннее понимание коммунистической стратегии и ее методов разложения общества, пока скрытый план действительной мировой политической ситуации не закрепится в общественном сознании и сложная социальная подрывная деятельность во всех ее проявлениях не будет повернута вспять, не может быть альтернативы к неизбежной победе коммунизма в мировом масштабе.

Однако, покровители и истинные отцы коммунистической идеологии, которые сидят не в Москве, но в центрах международных финансов, знают как это предотвратить. Если понять, что коммунизм в западном мире имеет влиятельных и чрезвычайно финансово сильных покровителей, тогда объясняется также, почему западные политики бездеятельно допускают и даже активно поддерживают распространение марксизма в своих странах.

Перевод С. Панкратц