Обсуждаем интервью депутата бундестага Вальдемара Гердта

Опубликовано: 15.11.2017 Печать E-mail

Несколько дней назад Генрих Гроут разослал ссылку с интервью Вальдемара Гердта русскоязычной журналистке. Видеоролик можно посмотреть скопировав данный адрес и перенеся его в поисковую машину YouTube, затем кликнуть на "поиск":

https://www.youtube.com/watch?v=xkD9NKHVOcc

В сопроводительном тексте Генрих Гроут писал: «Начинающий политик Вальдемар Гердт, недавно избранный в Бундестаг по списку АдГ, при активной поддержке российских немцев, успешно осваивает медийный, русскоязычный мир. В предлагаемом интервью телеканалу RTV, В. Гердт отстаивает честь и достоинство немецкого народа наперекор политкорректному бесконечному самобичеванию, говорит о надвигающейся социальной катастрофе от многомиллионного вторжения в Германию псевдобеженцев, с опасной примесью терроризма, а также о дискриминации российских немцев в пенсионной сфере Германии.

В качестве обсуждения я отреагировал на это интервью своим комментарием. Вы тоже можете это сделать и прислать комментарий мне на мой электронный адрес: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Вальдемар Гердт

Я посмотрел с волнением за Вальдемара Гердта это интервью. Переживал как за себя, боясь, чтобы он не сделал какой-либо крупной ошибки. Всё же он, действительно, ещё начинающий политик, причём оппозиционный к картелю этаблированных партий. В чём-то это можно сравнить с работой в тылу врага. Журналистка эта – тоже далеко не друг, она пытается на чём-то поймать, подловить.

Конечно, сидя дома на диване, легко рассуждать: тут всегда приходят хорошие мысли и думаешь, что вот на этот вопрос можно было бы ответить так то, а на это вопрос ещё лучше. А когда на тебя направлены видеокамеры и ты знаешь, что каждое произнесённое слово уже не исправишь и что перед тобой сидит далеко не доброжелатель..?

И всё же анализировать и обсуждать такие выступления полезно, поэтому позволю себе порассуждать.

Высказвание Гауланда очень важное, это брешь, которую он пробил и мы должны её расширять и защищать, не отступая ни на шаг. Мы должны возрождать уважение к предыдущим поколениям немецкого народа. Не к каким-либо идеологиям, а именно – к нашим предкам, к предкам всего немецкого народа. Мы все должны выучить высказывание Гауланда наизусть, чтобы не давать никому перекручивать и переворачивать то, что он сказал:

«Не надо нас больше упрекать теми 12-ю годами. Они больше не задевают нашу идентичность. Поэтому у нас есть право вернуть не только нашу страну, но и наше прошлое. Если французы и британцы гордятся своим императором или своим военным премьер-министром Черчиллем, то у нас есть право гордиться подвигами немецких солдат в двух мировых войнах».

(Александр Гауланд, видный политик из партии Альтернатива для Германии»)

В этой фразе нет ни одного слова, которое можно назвать неправдой или ошибкой. И Вальдемар правильно напомнил, что армия – это инструмент политики (солдаты действуют по приказу) и что российское общество тоже гордится своими солдатами. Можно было бы напомнить, что делает оно это несмотря на то, что ведь и очень много красноармейцев во время ВМВ совершили огромное количество преступлений (возьмём только один вид преступлений: 2 миллиона изнасилований и около 200 тысяч убитых при этом немецких женщин, чтобы представить себе их масштаб) и несмотря на то, что Красную Армию и Советскую армию руководители СССР довольно часто использовали для преступных целей.

В 1957 году Генеральный Штаб израилськой армии провёл опрос среди 1000 военных специалистов с целью выяснить, какая армия во Второй мировой войне была самой лучшей? С большим отрывом от других, набрав 96 пунктов из 100 возможных победило мнение, что самой лучшей в профессиональном смысле, самой дисциплинированной и самой героической армией в этой войне был вермахт. Это же утверждают многие военные специалисты и сегодня – например, израильский военный историк Мартин ван Кревельд. Написано большое количество книг посвященных героизму немецких солдат, многие знают, в том числе и в России, о непревзойдённых героических достижениях немецких лётчиков-асов, асов-танкистов, просто рядовых солдат. Гауланд говорит – если вы гордитесь своими наполеонами и черчиллями, виновными в миллионах жертв во всей Европе, почему же мы, немцы, не можем гордиться нашими отцами и дедами – немецкими солдатами.

Что касается политических оценок режима Третьего Рейха, то мы знаем, что сейчас господствует оценка, данная победителями. Прошло ещё слишком мало времени, чтобы мы сумели выработать более объективные оценки, но время это исправит совершенно наверняка.

Ещё больше можно укрепить эту позицию, напоминая таким плоско образованным журналистам, как интервьюирующая Вальдемара Гердта, библейскую заповедь: «Почитай отца своего и мать». То есть мы, как христиане, должны с уважением относиться к своим предкам, мы не имеем права обвинять их и отрекаться от них. Вы, русские, должны уважать своих предков, а мы, немцы, – своих. Приблизительно это сказал Гауланд и именно это постарался напомнить Гердт. Но как христианину, ему всегда можно более чётко показывать, что он ориентируется во всех оценках прежде всего на этику Библии, а не на политкорректные оценки, угодные сегодняшнему духу времени.

Своих предков мы все должны сначала стараться понять и защитить – в особенности от наветов и клеветы. Для этого мы должны постараться честно расследовать преступления, которые им приписывают победители, выяснить, что есть правда, а что – нет, понять мотивацию их поведения, в том числе и даже участие в каких-то преступных делах, а потом уже осудить эти преступления и демонстрировать, что мы, нынешнее поколение, считаем это очень нехорошим делом и постараемся, чтобы такого от имени нашего народа больше не повторилось. Но всё это, повторюсь – только после честного расследования и выяснения правды. Разве эта работа сегодня уже проведена окончательно и всё уже выяснено? Нет, мы такого не видим, мы видим, что сегодня в истории господствует версия победителей, что иное мнение запрещено и преследуется, что не все архивы ещё открыты.

В моей статье «Жизнь в двух измерениях», которая когда-то публиковалась в журнале Ост-Вест-Панорама, я писал:

«12 марта 1944 года, в самый разгар войны, известный немецкий писатель Карл Цукмайер, находясь в иммиграции в Америке, выступил на митинге в Нью-Йорке и не побоялся сказать следующие слова: «...Наше отечество прошло через трагедию, такую же глубокую и ужасную, как смерть... Германия провинилась перед миром. Но мы, те, кто не смогли помешать этому, не имеем права быть в рядах её судей-обвинителей. Быть её защитниками нам не позволят. Поэтому наше место на скамье свидетелей, на которой мы сидим рядом с нашими погибшими – и, при всей непримиримости к её преступникам и палачам, мы всегда будем находить слова и подымать свой голос в защиту немецкого народа» (Klaus Rainer Röhl. Verbotene Trauer. Ende der deutschen Tabus. München, 2004). Мне кажется, такой должна быть и наша позиция, если мы считаем себя патриотами своего народа.

Все народы достойны уважения, но в то же время представители всех народов, без исключения, могли бы, при наличии достаточного количества мужества и честности, признать: да, и наш народ порождал извергов и палачей. Мы отрекаемся от этих кровавых преступников своего рода-племени, проклинаем их по всем нашим церквям, мечетям, синагогам и т.д. Немцы «своих» преступников признают и осуждают их деяния. У некоторых других народов, к сожалению, мы чаще имеем дело с умалчиванием имён своих палачей-преступников и с увлечённым ковырянием «в глазу брата своего», то есть – с поиском и обличением преступников у других народов и даже определением целых народов в «преступные по своей природе».

Карл Цукмайер был по матери еврей и нашел такие слова в защиту немецкого народа, к которому он считал себя принадлежащим. Неужели все остальные немцы имеют право вести себя иначе? В том числе и мы, российские немцы?

Что касается вопроса конкретно о наших предках – о предках российских немцев. Их судьба была особенно тяжёлой: они оказались между жерновами двух режимов – гитлеровского и сталинского. Журналистка этого явно не знает, потому что с уверенностью утверждает, что наши предки тоже воевали на стороне СССР: «Ваши родные так или иначе имели отношение к войне. Может быть ваш дед воевал…» Вальдемар нашёл хорошие слова для ответа журналистке: «Мой дед не воевал. Мой дед сидел в тюрьме и работал в трудовом лагере в это вермя. В это время умирала моя мать, от голода, лёжа под забором где-то в Казахстане…»

Небольшое количество российских немцев действительно попали на фронт в Красной Армии и такое же небольшое количество оказалось в рядах вермахта. Но не в этом была судьба российских немцев: основная масса наших отцов и дедов, матерей и бабушек, были депортированы и попали в сталинские лагеря смерти – под невинным и лукавым названием «трудармия», а затем на протяжении многих лет находились под комендантским надзором, как военнопленные, как вражеское и подозрительное племя.

Надо в разговорах с такими журналистами употреблять именно эти слова – «концлагеря», «лагеря смерти». Им так будет легче понять, как мы видим эти страницы нашей истории. Что это означает конкретно? А то, что судьба российских немцев была, с одной стороны частью судьбы всего советского народа, а с другой стороны – они одновременно несли на своих плечах и судьбу всего немецкого народа во ВМВ. Где бы ни жили немцы во время и после ВМВ – в Германии ли, в Америке или в СССР, их везде причисляли к побеждённому немецкому народу, а в сознании других народов через пропаганду победителей – к народу-преступнику. Просто российские немцы вместе с другими немцами Восточной Европы в наиболее тяжёлой форме несли на себе последствия, предназначенные победителями побеждённому в войне и проклятому народу – к столу победителей нас никто никогда не приглашал! И не надо задним числом придумывать эти пошлые вещи!

Это только под занавес существования СССР её власти придумали такую запоздалую и нелепую пропагандистскую мысль, что российские немцы де «ковали в тылу победу над фашизмом» и даже вручили оставшимся в живых трудармейцам медали с профилем их главного палача Сталина с надписью «За доблестный труд в тылу». Звучит красиво – но это неправда. Человек, лишённый свободы, заключённый, не имеющий свободного выбора, не имеет возможности ничего такого «ковать». Только свободный труд может быть «доблестным», а каторжный труд может быть только тяжёлым, гибельным и тому подобное. Ведь так мы можем, используя эту уродливую логику, договориться до того, что евреи – узники Освенцима «внесли большой вклад в победы вермахта». Что они там тоже, что-то подобное «ковали»?

Повторюсь, всё можно подвергать критике, в том числе и некоторые высказывания Вальдемара Гердта в этом интервью. Но эта критика была бы в данном случае придирчивой мелочностью. Если по крупному – Вальдемар держался достойно. В целом после просмотра интервью у меня осталось хорошее чувство – главное, что Вальдемар искренне старается защищать свой народ, его честь. И «свой народ» – это для него не только российские немцы, но весь немецкий народ, вся Германия. А опыт общения с журналистами придёт, если этого общения не избегать. Вальдемар смело идёт на контакт с ними и смело защищает свой народ и свои позиции. Это признаки настоящего бойца и политика.

P.S. В качестве постскриптума хотелось бы, чтобы мы все не западали на терминологию, которую нам навязывают извне. Журналистка говорит о «беженцах» – это тут же надо исправлять. Большинство политиков АдГ совершенно правильно постоянно это слово опровергают и исправляют, говоря о том, что речь прежде всего идёт о приблизительно полутора миллионах нелегальных иммигрантах, запущенных Меркель в ФРГ в нарушение всех законов государства. Из этих нелегальных иммигрантов, как это установлено, не более 10-15% это собственно беженцы из регионов, где идёт война, которые должны вернуться домой, когда война закончится. Остальные – это экономические иммигранты, прибывшие к нам в поисках лучшей жизни, которых мы не ждали. Они тоже должны вернуться домой, иначе мы создаём очень опасный и чреватый большими последствиями прецедент: в той же Африке уже десятки, если не сотни миллионов людей настроились любыми путями пробираться в вожделенную Германию.

Журналисты всё обобщают, смешивают в одну кучу и говорят представителям российских немцев: «вы ведь тоже были беженцы». Вальдемар Гердт здесь правильно напоминает, что российские немцы – это возвращенцы на родину, то есть, репатрианты, а никакие не беженцы. Но хотелось бы, чтобы в будущем, если снова придётся столкнуться с этим вопросом, он более чётко разбивал этот лукавый термин.

А в остальном – пожелаем Вальдемару здоровья, уверенности в себе и успехов в защите нашего общего дела в сфере политики. Цели он видит правильно, как это делать – будет вырабатывать вместе со своей партией, а терминология отшлифуется со временем.

Генрих Дауб